Вторник, 17.10.2017, 14:19
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 10
Статистика

Обмануть королеву и умереть

Глава 14

Историк вздохнул: все бабы дуры, и королевы в том числе! Он негромко продекламировал сонет Марии Стюарт, посвященный Босуэлу:

«Я для него забыла честь мою –
Единственное счастье нашей жизни,
Ему я власть и совесть отдаю,
Я для него отринула семью,
Презренной стала в собственной Отчизне...
И, чтобы он возвысился, умру».

Дебильная любовь, рабская, позорная... Вот и получай сначала плен, а потом эшафот! А ведь можно было по-другому устроить свою жизнь, наверняка рядом был куда более достойный мужчина!

Шотландия, век XVI

Обмануть королеву и умереть

15 июня 1567 года у Карберри-хилла войска лордов-повстанцев и войско королевы встретились. Королевские силы были наголову разбиты. Словно в нехорошем бреду, увидела Мария Стюарт, как ее супруг, с которым она прожила месяц, нахлобучил выхваченную у солдата шляпу, накинул на плечи простой суконный плащ и помчался в светлом облаке пыли прочь с поля сражения, а следом, прижавшись к конской шее, поскакал за ним его слуга Данглиш.

К Марии Стюарт приблизился граф Мортон в сопровождении своих людей. Он снял высокую шляпу и поклонился – хоть пленная, а королева – и его прищуренные глаза под рыжими бровями остановились на голых королевских ногах. Мария была одета, как простолюдинка: ее клетчатая шотландская юбочка, называемая килтом, не доходила до колен, сверху была надета красная рубашка, открывающая беззащитную шею.

– Ваше Величество, мадам, мы готовы сопроводить Ваше Величество в Эдинбург.

И королева поняла, что возражать не имеет смысла.

Из Эдинбурга королеву препроводили в стоящий на острове замок Лохлевен, который стал ее тюрьмой. Здесь у королевы случился выкидыш.

Мятежные лорды после взятия королевы в полон притихли. На этот раз Мария Стюарт их точно не простит, и после своего освобождения она лишит их всего: земель, богатств и свободы. Нельзя выпускать ее из плена. Но как ее оставить в заключении, если она королева волей божией? Вот и Елизавета Английская посылает возмущенные письма: как смеют шотландские лорды держать свою государыню в заключении? Что же делать? Как нейтрализовать монархиню?

А пока Босуэла объявили изменником и убийцей. За его голову было назначено вознаграждение в тысячу шотландских крон, его титул и земли были конфискованы. Неспокойно стало приспешникам Босуэла, кто-то из них поторопился исчезнуть, спрятаться, чтобы выждать, пока все затихнет, а кто-то старался выслужиться перед победителями. Сэр Балфур, бывший правой рукой лорда Босуэла, сдав повстанцам Холирудский замок, был готов к дальнейшим предательствам. Ведь в его доме был убит король Генрих Дарнлей, и хотя Балфур не один участвовал в преступлении, чувствовал он, что его легко могут сделать в этом деле крайним. И – о, чудо! – лицом к лицу Балфур столкнулся с Данглишем, бежавшим с поля боя вместе с Босуэлом. Данглиш как другу сообщил Балфуру, что прибыл за бумагами господина и ему нужна помощь.

Балфур со всех ног ринулся ко дворцу графа Мортона. Сгибаясь от подобострастия и захлебываясь от важности сообщения, Балфур негромко поведал о важных письмах, за которыми прислан Данглиш, отлично сознавая, что посланца вздернут на дыбу и, в конце концов, убьют.

Серебряный ларец был извлечен из тайника, его крышку украшали три лилии, и Мортон нетерпеливо попытался толстыми, как сальные колбаски, пальцами открыть узорчатый сундучок и, оцарапав руку, замахал от боли.

– Черт! – выругался он раздраженно и налил в золоченый кубок вина.

Окунув пораненный палец в темную жидкость и поболтав им, он отер царапину кружевным платком и им же вытер кровь с теплого металла.

Только через два часа привезенный во дворец ремесленник сумел вскрыть хитроумный замок.

Дрожащими руками Мортон выгреб из ларца документы. Да, это великая удача! Вот договор от 19 апреля, подписанный девятью лордами, восемью епископами и семью баронами. Согласно документу, подписавшие его господа давали обязательство защищать Босуэла перед лицом опозоривших его врагов и поддерживали его кандидатуру на роль супруга королевы. Надо сжечь немедленно, ведь здесь есть и его подпись. И Мортон жег одну за другой бумаги, изобличающие его и его сторонников как заговорщиков и преступников.

А вот письмо королевы, где она обещает выйти за Босуэла замуж... И еще ее письмо: «Его сердце из воска, мое – из алмаза...» Это она писала о Дарнлее... А это что за бред? Склонив над бумагой светло-рыжую голову, Мортон читает: «Я устала, меня клонит в сон, но я не могу не писать...». Анна... Что за Анна? За что ж так бабы любят этого негодяя? Вот если б эти письма написала королева... Можно ведь в них и добавить остроты для убедительности.

Мортон вызвал секретаря, у него ловкая рука, он уже писал фальшивые письма за Босуэла, королева даже не засомневалась в авторстве и бросила графа в тюрьму... Секретарь быстро пишет письма, копирует и в конце ставит незатейливую подпись «Мария. Регина». Все. Дай Бог, чтобы этому поверили. А кто будет возражать? Всем выгодно в это верить. Даже английской королеве. Ей – тем более...

И через неделю граф Мортон, лорд Мейтленд прибыли в сопровождении сэра Балфура в Лохливен.

Королева приняла их в скромном платье жемчужного цвета, которое украшала вдвое скрученная нить бесценного жемчуга и золотая цепь с католическим крестом. Точенными, словно фарфоровыми, пальцами она взяла из рук Мортона бумаги.

– Это что? – с недоумением посмотрела она на графа.

– Письма Вашего Величества... Изъяты у мошенника Босуэла... это копии.

Едва заметный румянец окрасил бледные щеки Марии Стюарт, но ее осанка оставалась величественной, а взгляд – королевским.

– Но... это написано не мной.

– Это копии, Ваше Величество... оригиналы мы оставили в серебряном ларце. И здесь только три письма, остальные...

– Это копии не с моих писем.

– Тогда с чьих, Ваше Величество? Может, эти фальшивки сделаны графом Босуэлом? Разве это слова не Вашего Величества: «Его сердце из воска, мое – из алмаза...»? Может, будет лучше, если достоверность писем установит суд?

Глаза королевы полыхнули гневом, но она промолчала.

– У нас к Вашему Величеству бумаги на подпись, – и Мейтленд протянул королеве акт об отречении от престола в пользу сына Иакова и акт о назначении регентом графа Меррея.

Шотландский тайный совет, а следом Парламент, оправдали восстание лордов против королевы Марии Стюарт, поскольку собственноручно написанные ею письма изобличали королеву как участницу убийства Генриха Дарнлея.

А 2 мая 1568 года Мария Стюарт сумела бежать из Лохливенской тюрьмы и собрала войско, которое через десять дней было разбито войсками Меррея в битве при Лангсайде. Мария Стюарт перешла английскую границу, чтобы просить помощи у королевы Елизаветы, но тут же стала не гостьей, а пленницей.

Обмануть королеву и умереть

Елизавета I взялась за расследование обстоятельств смерти Дарнлея и свержения королевы Шотландии. Доказательствами вины Марии Стюарт в убийстве мужа явились «письма из ларца», предъявленные сторонниками жаждущего власти королевского брата Меррея.

Мария Стюарт не могла и представить, что в английском плену ей придется провести девятнадцать лет, во время которых будет раскрыто несколько заговоров, организованных для ее освобождения. Шотландская королева не могла вообразить, что ее обвинят в подготовке покушения на жизнь Елизаветы I и приговорят к смерти.

Босуэл, спасаясь бегством, оказался в плену у короля Дании, и там попал на глаза адмиралу Трондсену, чью дочь Анну шотландский любвеобильный авантюрист сделал несчастной. Джеймс Босуэл, добившийся обманом шотландского трона, удержался на нем всего лишь около месяца и умер в тюремной клетке, сойдя с ума.


<-- предыдущая глава следующая глава-->
 

Ила Опалова