Вторник, 17.10.2017, 14:11
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 10
Статистика

Обмануть королеву и умереть

Глава 12

Россия, век XXI

Обмануть королеву и умереть

– Может ты не убивал Аллу? Может, пошутил? – жалобно спросила Елена со слабой надеждой, что это розыгрыш.

– Я ее убил, – спокойно сказал Галахов.

И Елене показалось, что ему доставили удовольствие эти слова.

– А что ты сделал с дядей Ильей?

– Какое это имеет значение! – махнул рукой Игорь. – Он не все украденное вернул, только перстень и кулон. Хочешь их увидеть? Хочешь увидеть записную книжку Марии Стюарт?

Он опять засветился.

– Хочу, – сказала Елена.

– Пойдем! – скомандовал он.

– Я здесь подожду...

Ей так надо позвонить!

– Пойдем-пойдем, – требовательно произнес Игорь.

В своей комнате он нырнул под компьютерный стол, где стояла стопка затрепанных учебников и замызганных тетрадей. А Лена, разжав руку с телефоном, быстро открыла сообщение Стаса и нажала на кнопку вызова.

Игорь тут же выпрямился, и Елена опустила руку с телефоном вниз. В едва ли не дрожащих ладонях Игорь держал знакомую Лене книжицу в старинном переплете, на котором золотые потертые линии складывались в изображение лилий. В центре между лилий кровью отливал крупный камень.

Лена, чтобы затянуть время, спросила:

– А почему на обложке изображены цветы? Это для красоты? Или со смыслом?

– Три золотых лилии – это герб королевского дома Валуа, Мария Стюарт, став королевой Франции, по праву включила их в свой герб.

– А камень? Это настоящий рубин? Такой большой?

– Да. Я даже допускаю, что это «Великий Гарри». Исторические сведения о нем путанные... Был – и пропал...

Галахов бережно, словно хрустальную, перевернул обложку и прочитал вслух французскую надпись и тут же перевел: «Это моя книга. Мари».

Елена заметила, что татуировка на предплечье Игоря в точности повторяет конец этой записи.

Он перелистнул книгу дальше, и девушка увидела искусно выполненную книжную миниатюру: два подростка– мальчик и девочка в богатой средневековой одежде.

– Это Мария и Франциск, – почти шепотом пояснил Галахов. – Дофин, будущий король Франциск II, подарил своей невесте эту книгу. Тут есть надпись...

Он стал листать дальше.

– Посмотри, вот стихотворение Ронсара, написанное его собственной рукой... А вот стихотворение дю Белле. А это написано рукой Марии Стюарт: один сонет на итальянском языке, два латинских двустишия, стихи на французском языке... Я думаю, что Мария записывала в книжку только отточенные варианты. Любопытно то, что здесь нет знаменитых сонетов к Босуэлу, хотя чистые листы остались...

– А как ты догадался, что эта вещь принадлежала Марии Стюарт? – спросила Елена для поддержания разговора. Она была поражена тем благоговейным восхищением, с которым Игорь держал в руках старую вещицу.

Девушка продолжала прятать телефон в левой ладони, которую повернула назад и прижала к бедру. Большим пальцем она вновь нажала на кнопку вызова, вполуха слушая, о чем говорит Игорь. А он с великой осторожностью, словно книга может рассыпаться в его руках, завернул ее в тонкую батистовую ткань и положил в портфель.

– Я занялся изучением периода Реформации и заинтересовался конфликтом двух королев: английской и шотландской. Этот спор – воплощение политики в лицах. Причем политическая линия Марии Стюарт была обречена изначально: Мария пыталась идти против хода истории. Но до чего это притягательная личность! Ее жизнь – сплошной авантюрный роман. Я заболел Марией Стюарт... Когда изучал документы, подпись королевы Шотландии мне показалась знакомой, кстати, как и тебе, а в Российской национальной Библиотеке, в Петербурге хранится молитвенник, принадлежавший Марии Стюарт. Его королева получила в подарок от своего дяди, герцога Франсуа де Гиза. И в ней сделана подобная надпись. Вот тогда я и понял, что у Меловых находится уникальнейшая вещь... Я попросил у Али разрешения с ней поработать... – он помолчал и возмущенно сказал: – Меловы – совершенно беспечные люди! Они жили так, словно вокруг них ходят одни деды Морозы с подарками и Санта Клаусы! В доме Меловых находились такие бесценные предметы, а они не могли их спрятать подальше!

– Просто дети всегда найдут то, что не следует! – рассудительно отозвалась Елена, опять нажав кнопку вызова. – Вспомни, как ты ковырялся в замке, на который закрывался ящик стола у Меловых! А как мы вытащили из-под простыни у твоих родителей смешные белые надувные шарики, и значительно позже узнали, что у них есть название – презервативы...

– Да, это я сумел открыть замок в ящике стола – Аля сказала, что там лежат красивые камешки, и хотела их померить, – но ведь Меловы-старшие могли поменять замок или перепрятать свои драгоценности. А они оставили все, как есть. Беспечность... У шотландских лордов русское «авось».

– А как Меловы оказались в России?

– Не Меловы, а Мелвиллы. Один из Мелвиллов перебрался из Шотландии в Париж, потом его потомки – в Питер. Цари любили иностранцев... Как Нобели оказались в России? Так и Мелвиллы... Только Нобели после революции уехали из России, а Мелвиллам не удалось. Или не захотели... Сумели лишь поменять фамилию.

– Игорь, а зачем ты написал мне от имени Алены Снеговой? Это ведь ты сделал? – спросила Елена.

– Конечно, я. Мне нужны были твои координаты, ведь любимый тобою Андрей отказался мне дать твой номер телефона, якобы забыл, и вообще, он сказал, что ты уехала...

– Но зачем? Зачем я тебе понадобилась? Что тебе от меня надо?

– А ты не поняла? – хитро спросил Игорь.

– Нет, – покачала головой Елена. – То, что у меня выстроилось в голове, абсурдно.

– Да? И что это за абсурд? – он с живым интересом посмотрел на нее.

– Хоть ты и сказал, что убил Аллу нечаянно, это не так. Ты тщательно подготовился к ее убийству.

Лицо Игоря сразу стало жестким, а Елена продолжала:

– Я не знаю, почему ты решил ее убить... Думаю, когда ты понял, что она не выйдет за тебя замуж, и ты не сможешь породниться с лордами. А также потому, что она ни за что не отдала и не продала бы тебе книгу Марии Стюарт. Это их семейная ценность, стоимость которой трудно представима.

– Это не их семейная ценность, не Мелвиллов! – гневно возразил Игорь. – Гофмейстер украл у своей государыни эту вещь. Я доказывал это Але!

– Откуда ты можешь знать, что было почти полтысячелетия назад! А вот ты украл...

– Что ты говоришь! – опять закричал Игорь. – Вот открытка Аллы к моему дню рождения!

Он лихорадочно открыл портфель, стоящий у компьютерного стола, и достал поздравительную открытку.

– Вот, читай! – не выпуская открытки из рук, он поднес ее к глазам девушки. – Читай, читай!

Рукой Аллы там было написано: «Милый Игорь! Поздравляю тебя с днем рождения! Прими в подарок книгу Марии Стюарт, в переплете с золотыми лилиями и рубином в центре, с собственноручной надписью королевы Шотландии на титульной странице. Я верю, что мой подарок поможет твоей научной работе»

– Интересное поздравление! – сказала Елена. – Я имею в виду описание книги, подробное, как для продажи, как для опознания, и никаких пожеланий, пожелания счастья, например. Открытке год, а ты ее носишь в портфеле, словно получил ее на днях, и еще не успел выложить...

Игорь быстро убрал открытку в портфель и сказал:

– Просто я слишком дорожу этим поздравлением и особенно подарком. Это ведь не безымянная булавка для галстука. Такие исторические реликвии должны иметь свою историю. Можно, конечно, сказать, что нашел, хотя трудно это доказать... Но если нашел, то надо делиться с государством. Алла это понимала и сделала такое описание, чтобы у меня не было проблем.

И Игорь торжествующе посмотрел на Лену.

– Ага, – кивнула она головой, – а теперь послушай меня: Алла была очень добрым и щедрым человеком, но не настолько богатой, и совсем не дурой, чтобы дарить подарки стоимостью в шотландский замок. Ты заставил ее написать эту открытку в день убийства. Я верю, что Алла давала тебе эту книжку для работы, но оставить ее у себя ты не мог. Ты же не тайный коллекционер, чтобы в одиночестве любоваться драгоценностью, хотя даже коллекционерам нужна публика... Тебе необходимо было законно получить эту вещь. Ты заставил Аллу написать эти строки и убил ее. А я, по твоим планам, должна была вместо тебя отправиться в тюрьму как убийца. От Андрея ты узнал, что я работаю риэлтором, и у тебя все сложилось. Узнав мой телефонный номер, ты от моего имени сделал листовки об оказании риэлтерских услуг, зная, что перед Аллой встала проблема продажи квартиры. Понятно, что она тут же мне позвонила, потому что в такой сфере, как недвижимость, желательно иметь дело с людьми, которым доверяешь... Объясни, как ты узнал, где мы должны были с Аллой встретиться?

– Тебе так хочется все знать? – насмешливо спросил Игорь, и девушка поняла, что он мысленно ее похоронил. – Легко! Я зашел к Алле накануне вечером с сообщением о шотландских родственниках. Что-то там наплел... Между делом заговорил о тебе, сказал, что вот пропала куда-то... неизвестно, где живешь и чем занимаешься. Она мне ответила, что должна с тобой встретиться, назвала место и время.

– Ты был в кафе «Ириска»! – воскликнула Елена.

– Да, за соседним столиком, – довольно кивнул Игорь.– Я был в парике. Кстати, у меня там была встреча с Андреем, ему я объяснил, что меня уродливо подстригли, он не удивился, я думаю, он сам любит менять внешность и разыгрывать знакомых. Мы всего-то говорили три минуты. Он принес портреты Марии Стюарт, но я все забраковал, я надеялся, что он сможет показать ее улыбающейся. Я слышал весь ваш разговор.

– Ты взял бокалы и бутылку с нашего столика!

– Конечно. Я подозвал официанта и заплатил за бокалы как за битую посуду, добавив хорошие чаевые. Все положил в полиэтиленовый пакет, предварительно обернув руку тоже пакетом. Остальное ты сама все представляешь. И ключи я ловко подложил так, что ты их взяла, и в милицию позвонил, когда уже тебя в окно увидел. У меня с собой была спецодежда, а во дворе стояла машина «техпомощи». Никто не должен был обратить на меня внимания, еще со времен Честертона замечено, что на людей в спецодежде не смотрят. Кстати, я потом сидел на лавочке и украдкой наблюдал, как ты удирала от милиции. Ну, и зрелище, скажу я тебе!

Елена густо покраснела. Где же Стас!?

– Что ты еще хочешь знать? Как я убил Аллу?

– Н-нет... – замотала было головой Елена, а потом вдруг подумала, что Игорь получает извращенное удовольствие, говоря о преступлении. Может, это такая особенность мышления преступников? Своеобразная профессиональная гордость своими достижениями?

– Я ее задушил, – легко сказал Игорь. – Нет, она не мучилась. Я прижал к ее лицу салфетку с хлороформом... А уже потом задушил колготками. Помнишь фильм «Операция «Ы»? Там хлороформом усыпляют... Да, я все приготовил заранее... И сейчас я тоже все приготовил... Тебе не будет больно, – он двинулся к Елене.

– Подожди! – в панике воскликнула девушка. – Я сама! Только скажи... мне еще... мне очень интересно...

– Что? – Игорь остановился.

– А... – глаза девушки заметались: может схватить монитор со стола и бросить в Игоря?

Игорь сделал еще шаг к ней.

– Постой! – Девушка выставила вперед свободную ладонь. – Вот, скажи, ты за мной следил?

– Это не я следил, а частный детектив, которого я нанял. Но он те6я потерял.

– Ну, вот! Значит, у меня нет мании преследования! – громко заявила Елена.

Господи, надо говорить о чем-нибудь. Хоть о чем...

– Ты что кричишь? – остановился Игорь. – Ночь ведь все-таки...

– Ну и пусть ночь! Скажи, как ты живешь, зная что убил? Все говорят, это очень трудно... Что совесть не дает спать... А ты? Ты – убийца!

– Да, убийца, – спокойно подтвердил Игорь и холодно улыбнулся, словно в никуда. – И что? Ты знаешь, что историю всегда делали убийцы? Иван Грозный с его опричниной, Елизавета 1 с убийством Марии Стюарт и со своими пиратами, Мария Стюарт с убийством мужа, Сталин с убийством миллионов в лагерях и подвалах НКВД, больной маньяк Гитлер... Всех не перечислить... Ельцин, наконец, со своими экономическими реформами и грабительской приватизацией... Сколько тогда поумирало стариков, поспивалось мужчин, погибло в бандитских разборках молодежи! Кто считал погибших беспризорников? Я встретил такие цифры: в России насчитывается 4 миллиона бомжей, 3 миллиона нищих, около 5 миллионов беспризорных детей. Это данные Института социально-экономических исследований Российской Академии Наук. Не хочется верить... Кто отвечает сейчас за детей, которых заставляют заниматься проституцией? Все нормально. Никто не виноват. Дело Ельцина живет и побеждает! Разве великие люди могут быть виноватыми? О них снимают фильмы, пишут книги, изучают. В мире накопилось столько слез и крови! На весах истории то, что я совершил, это такая мелочь!

– Ну, еще скажи, что ты современный Раскольников!

– Нет. Он хотел помочь другим, а история доказывает, что благими намерениями вымощена дорога в ад. Поэтому я думаю только о себе. Я эгоист, люблю себя и только себя, и честно в этом признаюсь.

– Да, сейчас стало модно любить себя и кричать об этом. Раньше как-то стеснялись... Какая разница между преступлениями во имя других и во имя себя, если итог - чья-то смерть?...

«Это невозможно! Стаса не дождаться, у него наверное телефон недоступен. Надо звонить в милицию. Это же просто – надо позвонить на номер Аллы».

И Елена дерзко, спокойно подняла руку с телефоном к глазам и стала «листать» контакты.

– Ты куда звонишь? – кинулся к ней Игорь.

– Мне к маме надо звякнуть. Она волнуется, – спокойно сказала Елена и вновь протестующе вытянула перед собой ладонь.

Сколько можно волноваться? Перед ней маньяк, который хочет ее убить. Но это знакомый маньяк, друг детства, его можно притормозить разговорами. Елена чувствовала, что ему жалко ее убивать, очень жалко, ведь она не отказывалась выйти за него замуж и историческими ценностями не владела, но ему необходимо отправить ее на тот свет, чтобы он, Игорь, мог спокойно жить на свободе без клейма убийцы.

Лена услышала, как пошел вызов, и спросила, уже зная ответ:

– А кто тебя ударил ножом в подъезде?

Игорь ухмыльнулся:

– Не ножом, а скальпелем. Я сам. У меня в ванной лежит скальпель... Пока ты тряслась от страха на кухне, я шагнул из прихожей в ванную, взял скальпель и ткнул им там, где солнечное сплетение, где кости, чтобы ничего не повредить, потом обмыл «орудие преступления».

– Не очень–то хорошо и обмыл, – проговорила Елена, вспомнив розовое пятно на лезвии.

– Я торопился... Это была имитация нападения. Розыгрыш. Понимаешь, ты так неожиданно попалась мне в руки, что я даже еще не определился, что с тобой делать... Торопиться мне было некуда, только сегодня я получил визу для научной поездки в Англию. Для того и Обмануть королеву и умеретьездил в Екатеринбург. Вот и решил поиграть в страшилки. А ты поверила, да? Я тебя разыграл. Это была шутка. Помнишь, мы забавлялись в детстве игрой в прятки и во все такое похожее? Кстати, ты здорово повеселила меня, когда рассказывала историю своего бегства, сидя на скамеечке!

– Что тут веселого! – зло огрызнулась Елена, вспомнив, как он ладонью закрывал свое лицо: оказывается, он действительно давился от смеха, а не переживал за нее! И тут он на диване кусал губы, чтобы не рассмеяться ей в лицо, а не от боли, как ей казалось. Вот урод!

Сейчас следователь увидит ее звонок Алле Меловой, определит, откуда Елена звонит, и пришлет наряд милиции, чтобы ее арестовать, а арестует настоящего убийцу – Галахова.

Из портфеля Игоря раздался звон мобильника.

– Черт! Ну кому надо звонить Алле, заметь, мертвой Алле, в три часа ночи? – спросил он, кидаясь к портфелю.


<-- предыдущая глава следующая глава-->
 

Ила Опалова