Суббота, 16.12.2017, 15:53
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 10
Статистика

Обмануть королеву и умереть

Глава 11

Россия, век XXI

Обмануть королеву и умереть

Елена выключила свет, заранее мучаясь ожидаемой бессонницей, и в комнате воцарилась густая тьма. Боже, как в гробу! Девушка торопливо раздернула шторы, и комната задвигалась от сполохов света. Лена села на продавленную кровать, прислушиваясь к ночи. Здесь окно выходило не во двор, а на улицу, и было слышно, как проносятся машины и взвизгивают колеса перед светофором. Свет от летящих фар метался по стенам, и в комнате моментами становилось светло, как днем.

Для Елены Арбениной жизнь, кипящая за окном, стала недоступным параллельным миром. У девушки было ощущение, что она уже давно прячется: месяц, год. Жизни до убийства Аллы словно и не было: такой иллюзорной она казалась. Или нынешнее существование нереально? Вот она сидит в чужой комнате, на чужой кровати, в чужой одежде и проживает чужое время. Она ведь никого не убивала, и прятаться должен кто-то другой.

А сколько сейчас времени? Елена, достав мобильный телефон, посмотрела на экран. И ведь ей никто не звонит, как будто, в самом деле, ее жизнь закончилась. Ах, да, она же поставила новую сим-карту, что ж тут удивляться, что ее никто не ищет? Интересно, звонил ли ей кто-нибудь на старый номер?

Во время очередного сполоха света, она достала маленький пластиковый прямоугольник сим-карты из бокового кармашка сумки и едва ли не на ощупь вставила его в гнездо телефона.

Двадцать пять непринятых звонков! Вот это ее жизнь, активная, шумная, людная. Настроение стало чуть лучше. Кто же ее искал? Девушка замерла: ей дважды звонила Алла Мелова! Елена машинально просмотрела время звонков. Это что же происходит? Письма с того света, а сейчас еще и звонки!? Похоже, она очень популярна в потустороннем мире! Елена гнала от себя мысли об Алле как о подруге, чтобы хоть на эту часть боли было в ее сердце меньше, иначе оно взорвется, и она погибнет.

Испуганно закрыв телефон, она зажала его двумя ладонями. Ей нестерпимо захотелось побежать к Игорю в соседнюю комнату, прижаться к нему и спрятаться таким образом от преследующего ее кошмара. Она была уверена, что он успокоит ее, защитит и поможет не сойти с ума. Невероятным усилием воли девушка удержала себя на месте. Ее остановила мысль о том, что он спит. Она и так доставила ему слишком много хлопот!

Елена благодарно вспомнила ласковую улыбку друга. Как он внешне изменился! Она бы сроду его не узнала. Ни за что. Что значит время для быстро взрослеющих подростков! А как же он ее узнал? Даже Стас, который видел ее накануне, который знал, что она перекрасила и остригла волосы, узнал ее не сразу... Так может Игорь видел ее совсем недавно? Он за ней следил! Стоп!

Все еще держа телефон двумя ладонями, она стала раскачиваться из стороны в сторону, как маятник. Так качалась она от боли, когда ушел Андрей. Тогда она справилась, она молодец. Она молодец! Она справится. Ей необходимо сейчас избавиться от панического настроения.

Чтобы поскорее прийти в состояние равновесия, девушка стала повторять про себя таблицу умножения. От умножения она перешла к стихам. «Все мгновенно, все пройдет, что пройдет, то будет мило». Ну уж, это милым никак не станет! В памяти всплыли строчки малоизвестной поэтессы, которые ей настолько понравились, что она их выучила наизусть, причем это далось ей после третьего прочтения, так они ее зацепили:

  • «Между двух огней
  • На тропе темней,
  • И кому видней –
  • Ошибается,
  • Между двух огней
  • Каждый шаг больней,
  • И любой на ней
  • Спотыкается...
  • И не ведала,
  • Где игра с огнем,
  • Я не ведала,
  • Где хитрят во всем,
  • Шла уверенно
  • Да доверчиво,
  • Что проверенно –
  • Переменчиво.
  • Не винюсь теперь,
  • Хоть измучена,
  • Но боюсь потерь –
  • Я научена...
  • Между двух огней
  • Каждый шаг трудней,
  • Между двух огней
  • Становлюсь – сильней».

Елена вздохнула: как человек от страха тупеет! Вот чего ей было паниковать? Она же сама тогда сказала Игорю, что телефон Аллы в милиции. Это не Алла звонила, это с ее телефона звонил следователь: прозванивал контакты Аллы. Все просто, и все объяснимо, когда не трясешься, как ужаленный заяц. И Игорь обратил на нее внимание, потому что она смотрела на него во все глаза, а потом уж узнал в ней одноклассницу... Все объяснимо.

Елена, успокоившись, просмотрела список пропущенных звонков, а затем включила голосовые сообщения.

– Ленок, привет! Это Стас. Ты Галахова не встречала? Будь с ним осторожна. Тут бабуля из твоей бывшей квартиры утверждает, что видела Игоря, спускающегося по пожарной лестнице, только одет он был странно – в спецуху. Говорит, он голову поднял, она его и узнала. Бабуля вменяемая, она и тебя в окно видела... Звони, дорогая, а то я за тебя волнуюсь.

Елена оторопела и несколько минут сидела, оцепенев, потом соскочила и стала быстро собираться. Свет она не включала, а светила себе, как фонариком, экраном телефона. На цыпочках выскользнула из комнаты, нашла на полке ключи.

Неожиданно маленькую прихожую залил свет, и Елена инстинктивно зажмурилась.

– Ты куда? – раздался за спиной голос Галахова.

– Ой, Игорь, опять ты меня напугал, – девушка постаралась говорить как можно беспечнее. – Мне душно, наверное, от нервов. И сна нет. Я собралась выйти на пять минут на улицу.

– Никуда ты не пойдешь, – каким-то бесцветным тоном, не допускающим возражений, проговорил Игорь и быстро, но мягко, подошел к ней.

Она, не сопротивляясь, разжала руку с ключами, но только растерянно спросила:

– Почему? Почему я не могу уйти?

В другой руке у нее оставался зажатым телефон. Елена подняла глаза на друга детства, и ее взгляд вновь остановился на татуировке.

– Тут еще что-то должно быть! – невольно сказала она вслух.

– Ты о чем? – он с любопытством смотрел на девушку, словно она какой-то зверек, над которым проводятся опыты.

– Я вспомнила! – прошептала Елена. – У Аллы есть небольшая книжка с красным камнем. В ней все написано от руки на английском языке, а на первой страничке есть только одна строка, она заканчивается именно так, как эта татуировка.

– Больше на французском языке, чем на английском, – уточнил Галахов. – Написано в ней больше на французском...

– Какая разница!

– Эта книжка была у Аллы, – вновь поправил он. – Она мне ее подарила.

– Эта... Эта книжка Марии Стюарт?

– Да. И это мое открытие.

– Ты убил Аллу из-за этой книжки, – горько прошептала Елена. – Ты убил Аллу, лучше которой, умнее, добрее, нет на свете человека. Из-за книжки...

– Дура, ты, набитая дура! – едва ли не закричал Галахов и передразнил: – Из-за книжки... Да из-за записной книжки Марии Стюарт можно целую роту убить. Но я не убивал Алю из-за книжки! Я же говорю, она мне ее подарила! По-да-ри-ла!

– Тогда зачем ты ее убил? – и слезы полились у Лены из глаз, как у ребенка.

– Я нечаянно. Я не хотел! Она отказалась выйти за меня замуж...

Продолговатые глаза Елены вдруг стали круглыми, как кружочки огурца, и слезы неожиданно остановились.

«Он сошел с ума! Я в одной квартире с психом», – похолодела девушка.

«Все-таки она глупа, как пробка», – мимоходом подумал Игорь

– Так у тебя же есть невеста, – прошептала Елена. – Зайка, какая-то...

– Какая невеста! Я пошутил... Забава одна, вместо надувной куклы. А на Алле я хотел жениться! А она мне отказала, хотя я все сделал для нее... все, – он нервно сжал в руке отобранные у Елены ключи, поморщился от боли и, разжав кулак, уставился на врезавшиеся в ладонь зубчатые следы, которые сразу стали краснеть. – Черт! Пошли в комнату... Что тут у дверей стоять...

– Не пойду, – упрямо мотнула головой Елена.

– Пойдешь, – с насмешливой тихой угрозой сказал успокоившийся Игорь.

Елена посмотрела на металлическую дверь, и, подумав, что решетки на окнах может не настолько крепкие, пошла в отведенную ей комнату. Главное: ей надо позвонить Стасу так, чтобы не вызвать подозрений у этого ненормального, и Стас придет ей на помощь. Игорь вошел следом в комнату, включив свет. Здесь вместо люстры, под потолком висела одинокая голая лампа, изливающая жесткий свет.

Девушка встала спиной к окну, которое уже не закрывали плотные шторы, ощущая в руке телефон.

– И что ты такого значительного сделал для Аллы? – наконец прервала молчание Елена, чувствуя противную сухость во рту и сумасшедшую дрожь внутри.

– Я нашел ей родственников в Шотландии... Не какую-то голытьбу, а очень богатых лордов с древними корнями. Я возился с документами, делал запросы... Это было далеко не просто! Разве я не заслуживал награды? Разве я не заслуживал любви? Хотя бы крохотной благодарной любовочки? Вот ты мне скажи! Заслуживал? Даже уши сделал маленькими, согласился на пластическую операцию, чтобы не быть лопоухим!

– Ну, любовь как-то сама... приходит... и уходит... Ее не заслуживают... И от ушей она не зависит, – пробормотала Елена, растерявшаяся от такого неожиданного поворота в страшном разговоре.

– Сама! Знаю я эту песню: сердцу не прикажешь! Дура ты! Дура со своей кошачьей любовью к кольщику Андрею! У него, знаешь, сколько баб? Знаешь, сколько девок предлагают расплатиться за модную «татушку» натурой? Вагон и маленькая тележка! Он мне сам рассказывал. Ему смешно... Тебе бежать надо было от него сломя голову, а ты ему любовные письма посылала электронной почтой!

Елена побледнела, и только губы ее стали подрагивать.

– И Алла была дурой! – продолжал ожесточенно говорить Галахов. – Приклеилась к своему пузатому козлу из Екатеринбурга! А я мог сделать ее счастливой! Мы были бы счастливы в Шотландии! Она такая же дура, как ты! Такая же дура, как Мария Стюарт! Я не только нашел Алле родственников, я разыскал украденные десять лет назад драгоценности Меловых!

– Ты нашел убийц ее родителей!? – воскликнула ошеломленная Елена, забыв про сказанные им обидные слова.

– Да, представь себе, как это было нелегко!

– И... что? И... где? Где они? Их будут судить? Убийц? Ты сказал Алле?

– Сказал... Она обвинила меня... – он потух, словно игрушка, у которой заканчивается завод.

– И кто? Кто эти грабители-убийцы?

– Ты их знаешь. Это друзья дяди Ильи. Те, с бандитскими мордами...

– Откуда ты узнал, что это они?..

– Оттуда... От верблюда, – недовольно скривился Игорь.– Много будешь знать – плохо будешь спать...

– Я и так не сплю...

И тут Лена отчетливо вспомнила тот день, когда Алла согласилась пойти с ней на тренировку. Лена посадила подругу на лавочку в тренировочном зале и побежала в раздевалку.

Когда вернулась в пахнущий потом и резиной зал с пыльными высокими окнами, в которые бился неведомо как залетевший в помещение несчастный воробей, рядом с Алей сидел Игорь. Они весело о чем-то болтали. Но едва Лена хотела к ним подойти, как раздался свисток, и ей пришлось встать в шеренгу, в которой она занимала предпоследнее место. Началась разминка. Потом все разбились на пары и стали отрабатывать выученный на прошлом занятии прием.

А дядя Илья отозвал Игоря в сторону. Лена была в двух шагах от них и слышала, как тренер тихо спросил, кивнув на Алю:

– Это что за курица?

– Это Алька Мелова из нашего класса, – сказал Игорь.

– Будет ходить на занятия?

– Н-не знаю. Может быть...

– Алька... Как ты сказал? Фамилия, вроде, знакомая.

– Мелова. У нее дед – замдиректора завода.

– Да, ты что! Замдиректора? – то ли всерьез, то ли шутя удивился тренер. – И ты с ней вот так вот... легко... дружишь?

– Конечно! Я у них и дома бываю! Постоянно...

– Ишь ты, какой прыткий! – покачал головой дядя Илья. – Небедную ты себе подружку выбрал! Или бедную?..

– Да у них все есть: машина, дача, книги, деньги...

– Ладно, иди, тренируйся! – оборвал Игоря дядя Илья. – Потом похвалишься.

Лене очень не понравился этот диалог, она перехватила взгляд Игоря, который, догадавшись, что она все слышала, покраснел. А после окончания тренировки Лена с Алей лазили по стенам и окнам, освобождая глупого воробья, и разговор вылетел из головы.

...И вот сейчас, словно воочию, она услышала глухие звуки падающих на маты тел, почувствовала въевшийся в стены запах пота, резины, металла и увидела прищуренные, цепкие глаза дяди Ильи.

Как она тогда не увязала тот нечаянно услышанный разговор тренера и Игоря с бедой в семье Меловых! Ей просто в голову не могло прийти, что зло может находиться совсем рядом: на одной улице, в одном доме, в одном спортивном зале, в одном метре от нее, в знакомых глазах.

– Это ты навел грабителей на квартиру Аллы! – шепотом сказала Лена.

– И ты туда же! Откуда я, пацан, мог знать, что хорошие друзья уважаемого мною тренера – грабители? А ты, что ли, белая и пушистая?

– То есть? – не поняла Лена. – Что ты хочешь сказать?

– Тебя разве не расспрашивал дядя Илья об Алле? Все-таки ты не случайно бросила занятия!

– Да, нет же! – возмутилась Лена. – Это Аля мне посоветовала уйти из секции. А... Ты уехал из города, потому что понял, что виноват? А я-то думала, куда ты пропал, переживала, волновалась... Пыталась расспросить твою маму, но она меня прямо-таки обожгла взглядом и сказала мне... знаешь, что она сказала? «Брысь!» – и губы у девушки опять задрожали.

Игорь сочувствующе посмотрел на Елену и неторопливо заговорил:

– После убийства родителей Али какой-то человек позвонил к нам домой и тихо, но внятно сказал моей маме, что ее сына убьют, на кусочки порежут, если он хоть словом заикнется о квартире Меловых. У мамы началась истерика, отец учинил мне допрос... Меня в тот же день на милицейской машине отправили в Челябинск к тете, в эту самую квартиру.

– Но ведь твой отец работал и работает в милиции! Какие были проблемы!? Почему он не задержал убийц?

– Ну и что, что в милиции! Он что, от этого перестает быть человеком, перестает быть отцом? А мама, кстати, тогда пораспрашивала о тебе и узнала, что ты перестала заниматься в секции. Она убеждена, что это ты навела грабителей на квартиру Аллы, а на меня они просто перевели стрелки для своей безопасности...

Повисло молчание. Лена, не узнав своего голоса, чуть хрипловато промолвила:

– Ясно теперь, почему она меня ненавидит... Бедная Екатерина Ивановна! Ей необходимо было защитить себя, свое сердце. Ведь как можно жить с сознанием того, что твой родной любимый человек, твой сын стал причиной смерти двоих прекрасных людей!

– Ой, ладно! – опять скривился Игорь. – Ты мне еще проповедь прочитай о семи смертных грехах. Ты же слышала, как тренер расспрашивал меня о Меловых, почему не пошла в милицию?

– Я не знала, даже не подумала, – стала оправдываться Елена.

Обмануть королеву и умереть

– Да, ладно, что передо мной комедию ломать! И ты, и я – оба виноваты, – глаза Игоря стали плутоватыми.

«Он не просто безумец, он хитрый безумный убийца!» – подумала девушка, решив, что это самый худший вариант сумасшествия, смертельный вариант для присутствующих.

Как же исхитриться позвонить Стасу? А с Игорем надо продолжать разговаривать, отвлекать от... Лене жутко было подумать, что Игорь намерен ее убить.

– А... как твоя мама переживет известие о том, что ты убил Аллу?.. – осторожно спросила она, готовая отскочить в сторону. Может окно разбить и закричать «помогите!»?

– Что? – удивленно спросил Игорь.

«Он не допускает мысли, что его родители узнают о его преступлении, значит он меня точно убьет», – так истолковала девушка это удивление.


<-- предыдущая глава следующая глава-->
 

Ила Опалова