Пятница, 24.11.2017, 12:02
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 10
Статистика

Обмануть королеву и умереть

Глава 2

Россия, век XXI

Обмануть королеву и умереть

У Елены Арбениной был список из пятнадцати квартир, продажей которых она занималась. Каждый день она размещала объявления, ездила на показы того, что называется сухим языком «объекты недвижимости». Ее задачей было свести интересы продавцов и покупателей, а также проследить, чтобы не было обмана ни с той, ни с другой стороны. Покупатель должен был получить свое жилье, а продавец - требуемые деньги. Покупатели присматривались, приценивались и пытались не только сбить цену, но и снизить сумму комиссии, которая риэлтору полагалась за посредничество.

В день, когда она вспомнила об Андрее только через два часа после пробуждения, Елена поехала на показ маленькой, но чистенькой и уютной квартирки. Хозяева запрашивали миллион. Комиссия агентства составляла три процента, из этой суммы сорок процентов причитались Елене, то есть двенадцать тысяч, таким образом, она выставила квартиру на продажу за миллион тридцать тысяч рублей. Позвонивший Лене покупатель, по голосу молодой человек, с условиями продажи согласился с ходу, и они договорились о встрече.

Покупатель был действительно молод. Поздоровавшись, он коротко оглядел девушку, дважды внимательно прочитал договор с агентством и одним взмахом пера расписался. Лена внимательно посмотрела на его подпись, сравнила с подписью в паспорте и попросила расписаться заново.

- Ну, вы, как в банке... - пробормотал он.

- Конечно, как в банке, это же касается денег, - парировала девушка, имеющая достаточно горький опыт обмана клиентами.

Прибыв с Еленой в продаваемую квартиру, он молча все оглядел, включая балкон, выслушал рассказ о недавно сделанном ремонте, и, глядя на хозяйку, напрочь игнорируя присутствие риэлтора, сказал:

- Квартира мне нравится, и я согласен ее купить на ваших условиях. То есть хочу сказать, что у меня есть миллион и ни рубля больше... Вот мой номер телефона, - он сунул хозяйке визитку, - мы можем прямо завтра поехать в регистрационную палату. Завтра же вы получите деньги. Если вам нужен миллион, звоните.

И он вышел, глядя мимо Елены, словно она ненужный предмет мебели.

Хозяйка квартиры что-то промямлила и открыла перед девушкой дверь. Два месяца Елена возилась с ее квартирой, давала объявления, возила к ней покупателей, уговаривала их, набивала цену, наговорила часы по мобильнику, и вот, когда она нашла покупателя, ее отодвигают в сторону на последнем этапе, оставляя без заработанных денег.

- Надеюсь, нам не придется встречаться в суде, - сухо, без злости, сказала Елена. - Повестку-то на какой адрес посылать? Или лучше на работу?

Хозяйка совсем стушевалась и забормотала, что с этим наглецом связываться не будет. Но по ее глазам было видно, что она раздумывает, как бы обойти условия договора с агентством.

«Вот, уроды!», - вспомнила Елена знаменитую фразу из фильма «Брат».

Следующим у девушки по графику был осмотр двухэтажного коттеджа, расположенного почти в центре города. Ее встретила пухленькая дама, с выеденными перекисью волосами, в тесном спортивном костюме.

- Елена... ммм... Борисовна? - спросила она и тут же взяла инициативу в свои руки: - Леночка, а давай без церемоний? Ага? Меня зови Катей. У меня классный дом, не вру, вот посмотри: окна пластиковые, двери дубовые, паркет... лестницу приличную только не сделала, да ее заказать нетрудно. В двадцатку можно вполне уложиться. Посмотри ванную: джакузи, душевая кабина - все есть. Мне нужно на руки девять миллионов двести тысяч рублей. Если продашь за девять с половиной - твои триста тысяч. Попробуй. Это реально. Ре-аль-но, - убеждающе тянула она. - Я же продаю не просто дом, а дом с землей. С зем-лей! Ты посмотри, какой участок: это ж, считай, в центре города. Тут можно еще один дом отстроить... А какая баня у меня на участке... Мечта! На ней же можно деньги делать! Дать объявление - и будут постоянные клиенты. У меня на землю, как и на дом, «зеленки» есть, - и Катя выложила на овальный стол свидетельства о собственности на землю и на дом. Свидетельства за свой зеленоватый цвет получили в народе смешное название «зеленки».

- Понимаешь, Леночка, - после короткой паузы затараторила Катя, - не могу я жить в Челябинске, не мо-гу! Астма у меня. На юг хочу, в Сочи. Хочу купить там домик под частную гостиницу. Здесь я торговлей занимаюсь, пивом. Тут под боком есть магазинчик «Живое пиво»... Это мой магазинчик. Пиво любишь?

Лена мотнула головой.

- Жаль. А давай, по кофейку! - предложила Катя и начала копошиться около кофеварки. - Леночка, ты осмотрись, осмотрись... - подбодрила она девушку.

И действительно, дом был просторный, большая столовая. И ремонт приличный.

«За девять с половиной, конечно, не продать, - прикинула Лена, - но в качестве первоначальной цены это пойдет. Потом торг... Девять триста - окончательная цена... Почему бы не попробовать?»

Катя разлила кофе по тонким чашкам.

- Пей, - угощала она, - у меня классный кофе!

- А какие есть еще документы на дом, землю? - спросила Елена.

- Все документы готовы! - категорично заявила Катя.- Вот план земельного участка, план дома, справка из БТИ, - и она веером разложила документы.

- Я тебе могу отдать копии, - сказала она и вопросительно вскинула глаза: - Так ты займешься продажей?

- Хорошо, - согласилась Елена, - только заключим договор.

- Понятно, - согласно кивнула Катя. - Скажу честно: замучилась я с этой продажей. Думала, обойдусь сама. Полгода даю объявления, звоню, а толку нет. Вот и решилась, наконец, обратиться к профессиональным риэлторам.

Дамы, довольные друг другом, подписали договор, и Катя сказала:

- У меня дочь уехала в Прагу, а через два дня я уезжаю в Сочи, - там мне домик подыскали - тебе я оставлю ключи от коттеджа, иначе как ты сможешь его продавать? Договорились?

- Договорились, - кивнула Лена, ей часто хозяева отдавали ключи.

- А ты никуда не собираешься уехать? Отдохнуть, например? - вдруг встрепенулась Катя. - Ты меня в известность сразу ставь, если надумаешь. Я ведь тебе ключи доверяю.

- Да никуда я не собираюсь, - вздохнула Елена.

- Ну, это может и лучше, - утешающе сказала Катя. - У меня вон подруга поехала в Мексику, замуж вышла, да и погибла там. В автокатастрофе. Все в гости звала.

- Когда погибла? - спросила Лена, вспомнив Алену Снегову.

- Год назад разбилась. Я ей все говорила: «Как ты, Алена, с твоей белой кожей будешь жить в Мексике? Там же жарко!» А ей смешно было. Говорила: «В шляпе буду ходить. Не сгорю».

- И у меня в Мексике одноклассница живет. Тоже Алена, - сказала Елена, неприятно удивленная совпадением имен, - только живая.

А про себя подумала, что имен таких много.

- Это хорошо, что живая, - рассудительно сказала Катя. - Жизнь-то полна неожиданностей: сегодня жива, а завтра нет.

«С такой философией не пивом торговать, а на кладбище работать», - подумала девушка, расставаясь с разговорчивой хозяйкой.

– Добрый день! – услышала Елена в трубке женский хрипловатый голос. – Это Леночка?

– Что? Кто это? – вопросом на вопрос ответила девушка, было странно слышать свое уменьшительное имя от незнакомого человека.

– Елена Арбенина? – попытался уточнить голос в трубке.

– Да, вы не ошиблись, – недоумевая, подтвердила Елена. – Представьтесь, пожалуйста, будьте любезны.

– Вот так мы забываем своих друзей! – заворчала трубка. – Это Аля, – и поскольку Лена молчала, трубка добавила: - Алла Мелова.

С ума сойти! Подруга детства!

И Елена затараторила:

– Алечка, привет! Ты откуда? Как ты узнала номер моего телефона?

– Потом, потом, - уклонилась от ответов трубка. – Давай, лучше встретимся. Там обо всем и поговорим...

– Когда?

– Завтра. У тебя будет такая возможность?

– Конечно! Уж для тебя – любое время.

– Вот и отлично! Тогда в пять на площади Революции, в кафе «Ириска». Пойдет?

– Пойдет! – согласилась Лена, еще не придя в себя от такого сюрприза.

С Аллой она когда-то жила в одном доме, училась в одном классе. Лена ее знала с... - девушка мысленно прикинула - да, лет с двух. Она помнила ее еще в коляске в смешном клетчатом пальто и в красном чепчике. У Елены Арбениной была очень хорошая память: ее детские воспоминания начинались с того времени, когда ей было не больше года. Аля Мелова, Лена Арбенина и еще мальчик из их дома, Игорь Галахов, оказались в одной детсадовской группе, а потом и в одном классе.

В альбоме Елены хранились детские фотографии: Игорь в виде Петрушки, сама Лена, наряженная снежинкой, и Аля в костюме лисички. Как они были забавны! Лена невольно улыбнулась. Она вспомнила, как часто они бывали друг у друга в гостях.

Как-то Лена заболела, и Игорь с Алей каждый день приходили к ней домой то вместе, то по очереди, приносили домашнее задание, объясняли новые темы. Лена долго помнила вкус малинового варенья, баночку с которым Игорь Галахов бережно достал из школьного рюкзака и подал ей со словами: «Выздоравливай. Это наша собственная малина. Лучше, чем у Мичурина. Попробуешь – и сразу ноги побегут в школу. Или туда, куда хочешь... Вот куда ты хочешь? – посмотрел он на нее хитро. – «Куда–куда... – пробормотала девочка. – В школу, конечно!» И они засмеялись, потому что на самом деле ей хотелось во двор.

Елене и Игорю нравилось приходить к Але в гости. Лену завораживала квартира Меловых. Здесь ей хотелось подняться на цыпочки и говорить шепотом. Портьеры из вишневого бархата, резной столик с ящичками, которые закрывались фигурными ключиками, трельяж («венецианское стекло!» - с гордостью говорила о нем, копируя взрослых, Аля), кресло-качалка с клетчатым пледом и книги в высоких шкафах. Каждый из детей стремился сесть в кресло-качалку и, важно откинувшись, блаженно качаться, то поднимая, то опуская ноги, как на качелях.

Девочки обожали копаться в темной шкатулке, которая лежала на одной из полочек туалетного столика. В шкатулке хранились серьги, кольца, браслеты. Девочки примеривали эти сокровища, а потом с удовольствием рассматривали себя в венецианских зеркалах. А Игорь усаживался в кресло-качалку и перелистывал книги.

У Меловых было множество книг, из которых было немало старинных. Девочкам особенно нравились переплетенные в большущую книгу журналы «Северъ», 1895 года издания. Пожелтевшие листы с искусными гравюрами и витиеватыми строчками, слова в которых заканчивались твердыми знаками, иногда хрупко ломались. На гравюрах были изображены красивые дамы. Сюжеты были часто не понятны: «Опальная одалиска». Что это? Почему симпатичная девушка, полураздетая, лежит со связанными руками, а рядом стоит мужчина в смешном тюрбане и с кривой саблей? В этом была тайна, которая заставляла детей фантазировать. Девочек веселили страницы, заполненные рекламой душистой воды. Елена живо вспомнила трепет, с которым переворачивала высушенные временем журнальные листы. На полках стоял том Оскара Уайльда, но прочитать его из-за смешных букв не было возможности. И какая-то книга в тяжелом переплете. И маленькая книжка с картинкой и камнем, в которой было все написано от руки острыми нерусскими буквами. У Меловых и пахло как-то по-особому. Лена позже определила для себя, что это был запах времени.

Обмануть королеву и умереть

Было известно, что Мелов Владимир Владимирович, дедушка Али, прибыл в Челябинскую область с эвакуированным из Ленинграда машиностроительным заводом в начале Отечественной войны. А потом приехали его жена и сын. Так здесь и остались. Мама Елены говорила о Владимире Владимировиче Мелове с чрезвычайным уважением: будучи заместителем директора завода, он ни разу ни на кого из подчиненных не повысил голоса! И когда мама Елены по соседским делам заходила к Меловым, он вставал и не садился до тех пор, пока она не усаживалась, хотя она работала на заводе простой копировщицей.

А десять лет назад произошло событие, которое повергло город в шок: была ограблена квартира Меловых, убиты сын замдиректора и сноха. Сам Мелов-старший вместе с женой и внучкой Алей отдыхал в это время на курорте. Преступников не нашли, время было такое - девяностые годы.


<-- предыдущая глава следующая глава-->
 

Ила Опалова