Суббота, 16.12.2017, 16:03
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 10
Статистика

Обмануть королеву и умереть

Глава 10

Россия, век XXI

Обмануть королеву и умереть

Лена открыла глаза, было жестко и больно. В сумеречном свете перед ней белела стена, девушка вытянула ногу, и раздался грохот. Она испуганно подтянула ноги к животу, собравшись в комок.

Где она? Тупо ныл бок, и раскалывалась от боли голова. Не шевелясь, девушка осматривала незнакомое место, точнее, доступный обзору фрагмент. Затем, опершись на руку, приподнялась, и мир стал узнаваемым.

Белой стеной была дверца холодильника, грохот был вызван упавшим табуретом. Елена на кухне у Игоря Галахова. Девушка восстановила в памяти всю цепочку произошедших за долгий день событий. И поняла, что, не успев открыть погреб, грохнулась в обморок. Никогда прежде с ней такого не случалось. Елена всполошилась: она вспомнила истории о том, как люди, падая в обморок, стукались головой об острый край стола или еще чего-нибудь и умирали. Извратившееся от ужаса последних дней сознание торопливо нарисовало перед ней картину: она лежит на полу грязного погреба, а голова ее – в луже крови. Бр... Отчего мог случиться с ней обморок? Наверное от страха... Или от недосыпания...

Девушка нашла в коробке с лекарствами таблетку от головной боли и торопливо проглотила, запив остывшим чаем. Она взглянула на часы: девять часов вечера, а Игоря еще нет.

Чтобы заглушить тревогу за приятеля, Елена стала размышлять, отчего она могла упасть в обморок. Она почти не спала накануне, наверное в этом причина, и Лена отправилась в комнату, отведенную ей Игорем, оставив дверь открытой, чтобы вовремя услышать любой подозрительный шум.

То ли во время обморока девушка выспалась, то ли она была слишком взвинчена, но сон никак не приходил. И каждый звук шагов, проникающий в квартиру, заставлял сердце подскакивать в надежде, что это, наконец-то, идет Игорь.

Елена выбралась из-под одеяла и неприкаянно отправилась в другую комнату, чтобы включить телевизор и хоть таким путем выбраться из того состояния физической и душевной разобранности, в котором она находилась.

Девушка поискала глазами пульт, не нашла и нажала кнопку на панели телевизора. После сухого щелчка экран засветился и заговорил:

– ... ушел и не вернулся. Просим всех, кто знает о местонахождении Гущина Ильи Петровича, позвонить по номеру 0:2 или...

Девушка отпрянула назад и ошеломленно впилась в телевизор, половину экрана которого занимала цветная фотография ее тренера, а на второй половине перечислялись его приметы.

Да что же это такое? Неужели мир сузился до такой степени, что все погибшие, убитые и пропавшие ей знакомы? Где же все-таки Игорь? Елена испуганно, сложив вместе ладошки и прижав руки к груди, подняла глаза к потолку и торопливо проговорила:

– Только бы с Игорем ничего не случилось! Господи, помоги ему! Сохрани его, Господи!

И на ее глазах выступили слезы от жалости к самой себе и к другу детства Игорю Галахову.

«Все будет хорошо, – стала твердить она себе. – Все будет хорошо!»

Вот только плохо, что он ее закрыл, и она никуда отсюда не может выбраться! Если бы хоть на окнах не было решеток, она бы убежала через окно.

Елена попятилась от телевизора и наткнулась на офисный стул, стоящий перед столом. Она уселась, не отрывая глаз от экрана. Сиденье было высоковато, и она машинально ухватилась за край стола, чтобы было комфортнее. Рука легла на бумаги, под которыми она нащупала какой-то предмет. Пульт!

Девушка крутанулась на стуле и остановилась лицом к столу. Она подняла листы, чтобы взять пульт, – только бы не перепутать страницы! – и ее глаза уткнулись в начерченную таблицу, над которой красовалось витиевато написанное название: «Род Мелвиллов».

В верхнем квадратике стояло: Эндрю Мелвилл, гофмейстер Марии Стюарт. Дальше шли переплетения имен. Девушка поняла, что перед ней лежит нарисованное «фамильное древо» шотландского рода. Последние, крайние справа, четыре клетки ее поразили: в них стояла фамилия «Мелов». Ничего себе! Вот о каких родственниках в Шотландии говорила Алла! Неужели это Игорь сумел раскопать шотландское родство Меловых? Какой молодец! Интересно, почему так изменилась их фамилия? Хотя на этот вопрос несложно ответить. Скорее всего во время сталинских репрессий они боялись обвинения в шпионаже и сумели поменять иностранную фамилию...

Под бумагами действительно лежал телевизионный пульт, и Елена стала нажимать на кнопки, меняя каналы. Со стула она перешла на диван и сама не заметила, как сидя заснула, крепко обнявшись с подушкой, которую прижала к животу, и держа в руке пульт...

Проснулась девушка неожиданно, в комнате было темно, телевизор был выключен, из кухни доносилось ровное жужжание холодильника, и где-то тихо капала вода. За окном царила полночная тьма, но раздавались молодые звонкие голоса.

Елена неслышно поднялась с дивана, подошла к окну и прижалась лбом к прохладному стеклу. На лавочке, у подъезда сидела счастливая парочка и отчаянно целовалась.

Счастливые! И не потому что влюблены, а потому что никого не боятся. Елена вдруг подумала, что самое главное в жизни – это отсутствие страха. Если бы она могла вот так же выйти на улицу и идти под ночными звездами в свежем прохладном ветре, как воздушном коконе!

– Ау!

Услышала она за спиной тихий голос и вздрогнула. Сердце больно оборвалось, и девушка метнулась в сторону от окна и замерла: бежать было некуда. В дверном проеме она увидела высокий мужской силуэт.

– Лен, ты что, напугалась? – уже обычным тоном произнес мужчина.

И Лена узнала голос Игоря. Ноги у нее подогнулись, и она сползла спиной по стене.

– Игорь, ну разве так можно? – жалобно проговорила она. – Я так волновалась за тебя... Я Богу молилась...

– Ты напугалась? – опять переспросил он девушку.

– Конечно, – призналась Елена, все еще не отошедшая от испуга. – Ты так неожиданно заговорил...

– Не бойся, я рядом, – успокаивающе проговорил приятель.

- Ты где был? Я так долго тебя ждала...

– Я ездил в Екатеринбург. По делам.

– Как в Екатеринбург? – изумилась Елена. – Сколько времени прошло?

– Почти сутки, – беспечно ответил Игорь, словно не понимая, каково это сидеть почти сутки взаперти. – Ты не голодна?

– Нет, – в темноте покачала головой Елена. – Я сейчас вообще не бываю голодна.

– Но это не значит, что есть не надо, – мягко проговорил приятель. – Может, перекусим? А для начала я свет включу?

Под потолком засветилась белая люстра, имеющая форму тарелки.

– Мое НЛО, – пошутил Галахов, – только не летает.

Он стоял в джинсах и майке, в глубоком вырезе которой виднелся кусок лейкопластыря. Но Лена с удивлением смотрела на его плечо. Линия татуировки чернела на предплечье, как угловатые штрихи.

– Что это у тебя? – спросила она, поднимаясь на ноги.

– Что? Где? Ах, это? – воскликнул он, проследив направление ее взгляда. – Наколка. Тебе не нравится?

Елена подошла к нему и увидела, что на плече Галахова латинскими полупечатными неровными буквами вытатуирована надпись «mari R». Литера «R» отличалась от остальных букв: печатная, она не имела наклона и была наполовину подчеркнута снизу и очерчена линией сверху.

– Что это? – опять повторила Лена.

– Так расписывалась Мария Стюарт. «R» означает «регина» – королева. Тебе интересно, кто сделал мне эту татуировку? – понизив голос, спросил Игорь.

– Нет, не интересно, – покачала головой Елена, зачаровано глядя на подпись Марии Стюарт. – Я знаю, кто тебе наколол эту надпись... И даже знаю, что ты хотел вытатуировать портрет Марии Стюарт. У Андрея получаются хорошие портретные татуировки...

– Может быть. Мне не понравилось предложенное им изображение. Но он не виноват: хорошего портрета Марии не существует, – сказал Игорь с сожалением.

– Мне интересно, как вы познакомились, – сказала Елена, ощутив холодное напряжение внутри: Игорь был в курсе ее личной жизни и молчал. Девушкой овладело чувство унижения, какое видимо бывает у тех людей, которые внезапно узнают, что за ними тайком наблюдали.

– Ты не поверишь, мы познакомились в библиотеке! – усмехнувшись, сказал Игорь.

– Очень даже поверю, – обиделась за бывшего мужа и вместе с ним за себя Елена: как будто она могла выйти замуж за тупицу! – Он часто ходит в библиотеку. Чтобы быть мастером, надо быть в курсе профессиональных новинок. Я знаю, что у Андрея есть пропуск в публичную библиотеку.

– Извини, но я считал, что татуировщики ничем не интересуются...

– В таком случае, ты ошибался. Он и в зал Интернета постоянно приходит.

– Вот там мы и познакомились: в зале Интернета публичной библиотеки. Сидели за соседними компьютерами, у него комп завис, а я ему помог, перезагрузил, взглянул на экран, а там электронная почта, отправитель Елена Арбенина. «Кто такая»? – спрашиваю. – «Больно фамилия знакомая» – «Жена, – отвечает, – бывшая». Так и разговорились.

– И он все обо мне рассказал...

– А знаешь ли, не все! Сказал, что ты риэлтор, а вот твой номер телефона не дал... Собственник! Но твой муж, пардон, бывший, – интересный человек. Очень! Легкий в общении, приятный. Подсунул мне свою визиточку, показал электронный альбом со своими работами. Я и надумал сделать tattoo. Это очень брутально – красивая татуировка. Ну, так перекусим? Пойдем на кухню, и ты расскажешь, что делала без меня.

Елена смотрела, как Игорь ловко делает бутерброды, тонко нарезая сыр и ветчину и кладет сверху листы салата. Ее царапала новость о знакомстве Андрея и Игоря, она представила себе мужской треп о ней, и ей стало противно. Хотя... ну и что, что знакомы. У девушки опять пропали вкусовые ощущения, но она понимала, что есть надо, а то следующий обморок мог стать голодным.

Ее взгляд то и дело возвращался к татуировке, и у нее было чувство, что она где-то видела эту надпись, но где она могла ее видеть, если никогда не интересовалась шотландской королевой, и если что-то о ней читала, то лишь в рамках учебной программы.

– Игорь, представляешь, – вспомнила она телевизионную новость. – Разыскивается наш бывший тренер, дядя Илья. Помнишь?

– Конечно, помню, – ответил Игорь, невозмутимо жуя и прихлебывая чай. – Отвратный был тип.

– И ты так думаешь? – удивилась девушка.

– Тут двух мнений быть не может, – так же спокойно подтвердил Галахов.

– И Алле он не понравился... Помнишь, какие-то типы с бандитскими лицами приходили к нему на тренировки?.. Меня Алла и уговорила бросить занятия... Напрасно, наверное, я ушла. Надо уметь защищаться.

– С бандитскими мордами, – сказал Игорь.

– Что?

– У бандитов не может быть лиц, у них морды. Теперь я понял, почему ты перестала ходить на тренировки, а то думал разное...

– Что думал? – не поняла девушка.

– Да, так, проехали, – уклонился приятель от ответа. – Кулаки и приемы – еще не защита. Не смог же дядя Илья защититься...

– Ты думаешь, что он... что его...

– Ну, если его ищут... Ведь он здоровый мужик, кабан, как говорится, не мог же он заблудиться. Или ты допускаешь, что дядя Илья мог потеряться, как маленький мальчик?

– Н-нет, потеряться он не мог, – проговорила Елена, которой вдруг стало холодно.

Она опять посмотрела на татуировку.

– У меня такое впечатление, что я эту надпись где-то видела, – не удержалась девушка.

Обмануть королеву и умереть

– Да? – с любопытством посмотрел на нее Галахов. – Почему, нет? Может и видела.

– Не могу понять, где. Я же не историк, монографии не читаю... Но где-то видела. Мне это знакомо.

Игорь с интересом смотрел на Елену.

– Вообще-то это очень распространенное имя и даже в этой форме написания встречается часто, – сказал он. – Не парься. Конечно, видела. Было бы смешно, если б ни разу не встретила имя «Мари», написанное от руки французскими буквами или английскими.

– Ты прав, наверное, – нехотя согласилась Елена, не в состоянии вспомнить ничего подобного: она же живет не в Англии. Хотя ...ей в голову пришла вывеска магазина «Mary Stone». Может, Игорь, в самом деле, прав.

– А теперь, спать, – сказал Галахов. – Марш в свою комнату!

И он тепло, по-братски улыбнулся.


<-- предыдущая глава следующая глава-->
 

Ила Опалова