Понедельник, 15.10.2018, 23:12
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 10
Статистика

Почему мы любим Россию

Бесплатно скачать «Почему мы любим Россию» на телефон

 

– Ванька, это ты?

Иван Басманов, увлеченно рассматривающий  пеструю витрину киоска печати, почувствовал, как на плечо легла чья-то рука, оглянулся и увидел лицо незнакомого мужчины.

– Точно, Ванька Басманов! – обрадовался незнакомец, и по щербатой улыбке Иван, наконец, узнал одноклассника.

– Антоха? Поэт?

– Ну да! Изменился что ли? Что ты хочешь, двадцать лет улетело, как крошки смахнуло, как черт выбросил! А ты красавец! Но вот на висках седина запенилась...

– А ты остался поэтом, – улыбнулся Иван. – Только  что-то потемнел. Из Турции прилетел?

– С Кипра. Работал там. Строителем.

– В отпуск?

– Совсем. Тоска стервозная загрызла, – он покачал головой. – А ты ж в Америке! Или уже нет? А!.. Ну да, – Антон смешался и виновато поинтересовался: –  Аленка вправду в Россию вернулась?

Иван, враз набычившись, сказал:

– Вот посмотри сюда, –  он ногой в стильном ботинке раздраженно потопал несколько раз, – окурок на тротуаре, разве это цивилизовано? Заплевано... Противно ведь! А воздух?  Как здесь можно жить!?

Антон, послушно посмотрев под ноги, втянул запах забитой машинами пыльной улицы и предложил:

– Пойдем, застолбимся где-нибудь, коньячку бахнем.

– Не, только водочку! – покачал головой Иван. – Давай, ко мне, в гостиницу. Я вообще-то приехал на симпозиум, – он едва ли не потянул Антона за собой.

Окна в номере были зашторенными, что придавало обстановке уют.

– А у тебя неплохо, – оценил Антон, наблюдая, как Иван достает из холодильника бутылку, икру и колбасу.

– Ага, только этот номер раз в пять  дороже подобного в Вашингтоне. У вас в России все дорого, и это при массовой нищете. Я нигде не встречал такой цены на чашку кофе, как в Охотном ряду. Ладно, давай за встречу!

Они стукнулись пластиковыми  стопками, и вместо приятного стеклянного звона в уши вкрался уродливый шорох.

– Россию ругаешь, а водочку предпочитаешь! – махом опрокинув стопку, уколол Антон, стараясь подцепить вилкой красные икринки.

– Предпочитаю, – согласился Басманов. – И только, – наполнив стопки, он протянул приятелю мобильный телефон, – Вот посмотри, какой  у нас дом в Вестервиле, миллион долларов стоит, машина у меня, машина у Алены... А у дома газон, трава густая, нежная. Вечером с собакой выйдешь, в траве светляки, как звезды разбросаны, воздух чистый. Все горбом заработано.  Это тут в России воруют. Весь мир знает, что в России власть воровская и что народ нищенствует. Старушки и старики бутылки собирают. А ведь они вытащили страну из войны, из разрухи. Их Советский Союз был второй державой в мире. Второй! Или первой? А сейчас? Стыдно. По карманам рассовали державу...

– А что ж ты уехал? –  махом опустошив стопку, хмуро спросил Антон.

–  Так ничего не было! – спокойно ответил Басманов, заедая водку колбасой. – Жили на одной китайской лапше. Я ведь не бандит, не хитрый политик. Смешно, но даже лампочку не умею вкрутить. Я ученый, а мои мозги здесь оказались не нужны! Передо мной была альтернатива: жить или не жить. И ты знаешь, хорошая страна Соединенные Штаты! Для бедных – пособия, для талантливых – возможности. И люди в ней приветливые, ездят по всему миру, работают. Что уехал? – передразнил приятеля Басманов. – Ты мне скажи,  почему из Америки уехал – нормально, из России уехал – подлец?

– Что? – поднял на приятеля повлажневшие глаза Антон, оторвавшись от фотографий в телефоне. – Какой красавицей стала Аленка! Все мои стихи в школе были о ней.

– Знаю, – кивнул Иван и уперся взглядом в стопку.

– И как она в Штатах? Страну украсила, это ясно...

– Тосковала, – нехотя бросил Иван. – В Каламбусе есть сквер, там березка... Короче, любимое место. Вообще, наш штат Огайо природой и климатом напоминает Россию, – Иван вздохнул. – Вернулась Алена в Россию. Сам сказал, что знаешь. Как только дочь уехала в Париж учиться, Алена сразу и собралась... Вот скажи, что здесь делать? А если революция? При такой ситуации все возможно. Если война? Чего ради сюда лезть, в эту грязь, злобу, нищету? Чего здесь можно любить, кроме водки!?

Антон плеснул еще из бутылки и уже не морщась выпил:

– Почему из Америки легко уезжают? Благополучная она, потому душа за нее не болит. А наша Россия как беспутная мать... или неудачливая дочка, потому и  любим ее так надрывно. А главное: у нас с Россией общая кровь, пуповина. И это фатально, – Антон вздохнул, как всхлипнул, – Я похоронил мать. Ведь взрослый мужик, а меня к ней тянет. И вина мучает. Знаешь, что утешает?  Что встретимся на том с-свете. Иногда так зажимает, что лег бы и... и туда. Я  вот этой болью знаю, - он ткнул себя кулаком в солнечное сплетение, - что есть  пуповина энергетическая, может, духовная, или, черт знает, какая, но ее не рассечь. Никак. Если ты не любишь Россию, значит родители тебя обманули: ты не русский, а приемыш. А Аленка...

– Что Аленка? – раздраженно оборвал приятеля Басманов. – Ты видишь, я не еду за ней в наш городок? Найду себе другую красотку. Их здесь много.

– Дурак ты! Много, не значит хорошо. Сейчас в России всякого барахла с избытком. Без Родины, да без любимой женщины ты в американском раю загнешься! Если не приемыш...

В углах дрожжами пухли тени. Иван подошел к окну и раздвинул шторы. Там тусклым бриллиантом переливалась вечерняя улица.

Басманов помолчал ссутулившись и повернулся к Антону:

– Я вот что подумал: фашистам не отдали, неужели у воров не заберем?

Февраль 2011 года

Оставить отзыв