Среда, 17.01.2018, 00:19
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 10
Статистика

Трудности воскрешения

Бесплатно скачать «Трудности воскрешения» на телефон

Доктора Сергея Арутюнова вела по жизни любовь к науке. Он знал, что и после смерти будет жить. Об этом даже написал завещание. Сотрудники выполнят его волю. Доктор старался правильно жить, и потому был уверен в будущем. Из вредных привычек он позволял себе лишь пристрастие к крепкому кофе. И смотрел на жизнь внимательно-едким взглядом больших, как сливы, глаз.

Понедельник был днем работы с посетителями. Последней в кабинет вошла девушка. Коротко стриженная, одетая в джинсы, джемпер в узкую полоску, она напоминала мальчика. Иллюзию сходства нарушали нежная пастельность лица и вышитый платочек, который она комкала тонкими пальцами с отполированными, подобно морским камешкам, ногтями.

– Здравствуйте... – потеряно проговорила она.

– День добрый, проходите, – кивнул Сергей.

Девушка опустилась в кресло по другую сторону дубового стола и сбивчиво заговорила:

– Я слышала о ваших опытах, доктор. Вы сумели воскресить Владимира Мономаха! А мой Саша погиб год назад. Воскресите Сашу! Я заплачу.

Сергей Арутюнов вскинул на посетительницу сливовые глаза. Она выглядела бы невзрачной, если бы не ломаемые страданием губы и не гримаска растерянной мольбы. Перехватив взгляд, девушка заторопилась словами:

– Нет, вы скажите, сколько надо – я найду! Сумму.

– Ваше имя, отчество? – спросил Сергей.

– Татьяна Петровна.

Доктор взглянул на высветившийся на экране список. Вот она, под последним номером – Истомина Т.П.

– Татьяна Петровна, мы сделаем это бесплатно, – голос Сергея звучал без эмоций от ставшего привычным терпения, – потому что каждое воскрешение делает Землю безопаснее. Я объясню вам принцип нашей работы. Помните библейское: «Вначале было слово»? Слово – основа всего. Мысли и слова сохраняются в информационном поле Земли. Мы нашли доступ к этой информации и действительно можем воскресить человека. Но для этого нам нужна его точная фраза. Не приблизительная и не общая, типа «позвольте пройти», а совершенно его. Понимаете? По уникальной фразе мы найдем человека, как по почерку... как собаки находят по запаху. Потом мы соберем все его слова и мысли, и сложится душа, которая обрастет той плотью, что была перед кончиной. Затем его подлечим. И вот вам чудо. Отчего погиб ваш муж?

– Саша не муж. Мы не успели. Он разбился... Прыжки с парашютом.

– Парашюты давно безотказны, – возразил Сергей.

– Как видите, нет, – прошептала посетительница. – Вообще-то он упал в озеро.

– А чем он занимался, кроме того, что прыгал в озеро?

– Не в озеро. Он не специально. Он художник. Нетрадиционный.

– Что это значит? – удивился доктор.

– Его работа – светящиеся татуировки. Сейчас модно, знаете?

– Знаю, – кивнул Сергей.

Его раздражала эта мода: звезды во лбу, огненные полосы на щеках.

– Так это ваш жених – автор этого светящегося безобразия?

– Да, – тихо подтвердила девушка.

В голосе доктора Арутюнова она услышала недовольство и испугалась, что это может повлиять на его решение.

– Вот фотография Саши. Она нужна? – после растерянного молчания Татьяна положила на стол фото.

– Главное не это. Процитируйте его фразу, – попросил доктор.

– Саша говорил: «Я люблю тебя».

Сергей вежливо улыбнулся:

– Я думаю, даже такое чудовище, как Гитлер, кому-нибудь да сказал эти слова, например, Еве Браун. По этой фразе найдутся миллиарды и миллиарды живших людей. Как отыскать среди них вашего Сашу? Это же песчинка в барханах!

– Да, я понимаю, – послушно согласилась девушка и сразу же возразила: – Но Сашу можно клонировать!

– Можно, – согласился доктор. – Это было: клонировали человека и получали его животную копию, в которой даже близкие люди не могли узнать того, кто был им дорог. И это при абсолютном внешнем сходстве с исходником! Сейчас мы идем от души. Поэтому поищите у себя видеозаписи, письма. И нам нужно письменное заявление родственников о воскрешении, – он помолчал. – Я жду вас в следующий понедельник. Заодно принесете и эту фотографию, – он пальцем придвинул к ней фото, даже не взглянув на него. – Должен вас предупредить: успех не гарантирован. Скажу больше: он маловероятен.

– Почему? – нерешительно поинтересовалась Татьяна. – От чего зависит успех?

– А вот это загадка, – Сергей автоматически ткнул на сенсорную кнопку экрана, где напротив фамилии «Истомина» встала дата следующего визита, и пристально посмотрел в глаза Татьяны. – Факты таковы: среди тех, кого удалось воскресить, нет ни одного недостойного человека! Ни единого!

– Вы хотите сказать...

– Я хочу сказать, что все зависит от чистоты материала. Иначе сказать, от порядочности объекта, то есть воскрешаемого субъекта. От того самого, к чему призывал писатель: мысли, душа. Если человек сквернословил, предавал, изменял, лгал, совершал подлости, он не воскреснет. Мы не знаем, что или кто блокирует систему и препятствует возрождению непорядочных людей: Бог, Земля, или сбой происходит из-за негативной энергии воскрешаемого объекта, только ни одного подлеца воскресить не удалось.

– Саша не был подлым!

– Простите, это не о нём, – проговорил доктор смягчившимся тоном. – Но если ваш жених лгал, был любителем мата и... и прочее, не хочется повторяться, попытка будет безнадёжной. Мат – это вообще чудовищный по своей разрушительной силе вирус. Он может инфицировать самые прекрасные мысли, и как червь, поганящий яблоко изнутри, выедаёт душу. Остается грязная труха, болезнь. Понимаете, столько злых мыслей и скверных слов накопилось в информационном поле Земли, что это давно грозит катастрофой. Планета перегревается, леса горят, животные гибнут, на нас обрушиваются штормы и цунами. Справедливо, что людям, загрязняющим планетарное информационное пространство, Земля или Бог отказывают в попытке возрождения.

– Но каждый человек в чём-то нехорош!

– Всё зависит от степени. Как чистота воды, которая может иметь примеси, но быть питьевой. Так же здоровье души зависит от соотношения добра и зла. Мы воскресили Пушкина. Удалось воскресить Маркса, а вот Ленина – никак! Кстати, для тех, кто возродился, построен прекрасный город, в котором, например, у господина Грибоедова и его жены Нины Чавчавадзе есть дом с огромным садом, фонтанами, конюшней с чистокровными скакунами. Это справедливо.

– И кто еще живёт в этом городе?

Сергей улыбнулся:

– Николай Васильевич Гоголь, Федор Михайлович Достоевский... я долго могу перечислять. Есть неизвестные люди: медсёстры, учителя, почтальоны, дворники... Но все они – хорошие люди. У всех отличные дома, и никаких катаклизмов!

– Как здорово жить в таком месте!

– Да, Это лучше рая, – убеждённо сказал Сергей.

В следующий понедельник перед кабинетом Сергея опять была очередь. Доктор никого не узнал из пришедших. Обычная история: когда люди осознают, что возвращение их любимых в живой мир реально, они, поразмыслив, решают, что не стоит менять порядок вещей. А может, боятся неудачи.

Первой в кабинет вошла стройная дама в цветистой юбке и изумрудного цвета майке. Она сняла темные очки, улыбнулась, и Сергей Арутюнов с удивлением узнал в ней Истомину Т. П.. Она была определённо старше, чем ему показалось вначале. Её улыбка отражалась сиянием в темно-серых глазах, вокруг которых легли легкими штрихами морщинки, как изысканная оправа для драгоценных камней.

«Боже, да это не лицо, а прекрасный лик, – поражённо подумал он. – Она словно сошла с иконы. Странно, что я это не увидел сразу».

Татьяна, подойдя к столу, порывисто сказала:

– Доктор, он мне как-то сказал: «Ты отняла у меня весь мир, без тебя он мне стал неинтересен». Это слово в слово, понимаете? Я о Саше говорю...

– Что вы сказали? – Сергей взял какие-то бумаги и спрятал в них смятённый взгляд.

– Это точная фраза, – радостно произнесла Татьяна.

– Хорошо, – проговорил врач, так и не услышав её слов.

Неужели её так преобразила надежда, что художник возродится? Поразительная красавица!

– Ваш жених не пробовал написать ваш портрет?

– Н-нет... при чём здесь это, доктор?

– Это было его профессиональной ошибкой. Он видимо не был хорошим художником.

Губы Татьяны обиженно дрогнули.

– Простите! – виновато пробормотал Сергей, не понимая, как он смог себе позволить такой бестактный выпад, – Главное, чтобы ваш Саша был хорошим человеком.

Достав с полки прозрачный контейнер, Сергей положил в него принесённые Татьяной бумаги, диски, фото. Подписав крышку, поднял глаза на посетительницу. И сердце его вновь толкнулось восхищённо.

– Я жду вас в следующий понедельник. До свидания, – кивнул Сергей, с сожалением глядя, как Татьяна поднимается, поворачивается спиной и идет к двери, и яркая юбка обнимает её ноги.

Она была уже в дверях, когда он спохватился:

– Татьяна Петровна, номер вашего телефона... Вдруг понадобится что-то уточнить... И домашний, пожалуйста. Он не стал забивать цифры в электронную память ежедневника, а стремительно написал ручкой на листке бумаги.

День прошел, как в лихорадке. Сергей мыслями то и дело возвращался к Татьяне. К концу рабочего дня, он уже знал на память оба её телефона.

После работы Сергей отправился пешком, чего давно не делал. Всё было прекрасно: металлические стёкла зданий, охапки цветов, опускающие любопытные головки из корзин, установленных на стилизованных под старину фонарях. Хорош был даже накрапывающий дождик, мерно нашептывающий невнятные стихи.

– Эй, красавчик, не промокни! – перед Сергеем остановилась нахально красивая девушка в перламутровой накидке с капюшоном, в которой дождь был не страшен. – Возьми мой зонтик, потом вернёшь, только мой номерок забей в телефон.

– Спасибо! – улыбнулся Сергей. – Спасибо, что напомнили про зонт. Я сейчас куплю.

И он повернул к сияющему магазину. Его сбили с толку зеркальные витрины, гул голосов, стук каблучков, витающие запахи парфюмерии, лёгкая музыка. Сергей давно не был в магазинах, заказывая всё необходимое по каталогам.

– Вам помочь? – откуда-то появилась тоненькая девушка-продавец с зеркально блестящими волосами и в строгой униформе.

– Мне нужен зонт.

– Разве в вашем телефоне не предусмотрена функция создания защитного поля? – с лёгким удивлением спросила девушка.

– Я хочу слышать дождь... как он стучит о зонт. Это красиво, – настроение Сергея не могли испортить ни неловкий вопрос, ни его глупая попытка объяснить свое желание.

– Простите, – смутилась продавец. – Нам иногда возвращают товар из-за того, что забыли о сходных функциях других вещей. У нас широкий ассортимент зонтов, – она подвела его к витрине. – Я думаю, вам подойдёт этот, в мелкую клетку. Что-нибудь ещё?

– Да, мне нужна одежда.

– Для работы, отдыха, для свидания?

– Для свидания.

– Сегодня поступила новая коллекция, просто изумительная. И еще я бы посоветовала купить одеколон из последней мужской серии... – голосок девушки мило журчал, и Сергей подумал, что она, возможно, тоже влюблена.

Рассчитываясь, он попросил доставить купленные вещи к нему домой. И проверил, сколько у него денег на карте. Оказалось достаточно, чтобы купить хороший дом для двоих. А ведь у него ещё есть другой счёт в банке.

Отойдя к окну, он набрал номер домашнего телефона Татьяны и с наслаждением слушал, как гудки разбиваются о тишину её дома. Интересно, где стоит у неё телефонный аппарат? У Сергея было чувство, будто он коснулся воздуха её квартиры. Надо позвонить ещё Ему хотелось услышать её голос.

На следующий день Сергей заторопился в клинику, не выпив даже кофе.

Вчерашние контейнеры ещё не ушли в работу. Сергей достал фотографию художника. Неприметный человек, глаза с прищуром и изогнутая левая бровь придают лицу легкую загадочность. Он что-то скрывал. Наверняка, изменял Татьяне. У Сергея неожиданно навернулись слезы.

Бросив фото в контейнер, он надписал на крышке: «В утилизацию», с неудобным чувством совершаемой подлости и с ощущением ошибки, которую ещё чуть-чуть и не исправить. И жадно зацепился за мысль, что у этого художника всё равно нет шансов на новую жизнь. И права тоже.

Пройдя по кабинету, Сергей, остановившись перед зеркалом, пригладил брюнетистые волосы. Купленная накануне одежда делала его мужественнее. Проведя ладонью по щеке, он уловил свежесть модного аромата.

– Доктор, вы звонили, просили прийти, – в дверях стояла Татьяна.

– Да, я хотел сообщить, что работа началась...

Он смотрел на неё и не мог насытиться. В её глазах прятались солнечные зайчики, пальцы с ноготками-камешками лёгко постукивали по дубовому столу.

Сергей думал, что зря написал завещание. Он не попадет в восхитительный город-рай. У него был не равнозначный, с точки зрения рассудка, выбор: вторая жизнь или женщина. Он поступил безрассудно. Самое катастрофичное то, что эта женщина – чужая, но он сделает всё, чтобы прожить свою единственную жизнь с нею. И эта мысль делала его счастливым.

Август 2010

Оставить отзыв

Ила Опалова