Вторник, 17.10.2017, 14:18
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 10
Статистика

Идиотке мечтать опасно

Ольга

 Идиотке мечтать опасно

Оля Климова была единственным ребенком в дружной семье. Отец работал токарем, мать была бухгалтером. Во время тотального дефицита их дом был полной чашей. Семью спасал маленький сад и леса, росшие за городом. Едва начинался сезон, родители ехали в лес. Ягоды собирали ведрами, грибы – мешками. Грибы: белые, грузди, опята, лисички, сыроежки -солили, сушили, жарили, мариновали. Из свежих грибов делали пироги и пельмени, грибную икру и грибные тефтели. С ягодами тоже творили разные чудеса. Если не хватало сахара для варенья, их сушили. Сушили всевозможную траву, прежде всего, листочки земляники, душицу, листьяи смородины и липовые почки. Родители Оли работали на одном и том же заводе и имели множество друзей, которые знали, что у Климовых для них всегда найдутся пышные пирожки и душистый чай. Мама Ольги была поваром от Бога, на кухне она творила шедевры, и с удовольствием потом наблюдала, как родные ей люди за обе щеки их уничтожают.

Поэтому Оля росла смешной косолапой толстушкой. У нее были солнечные кудряшки и заразительная улыбка. Олины ямочки на круглых щечках неизменно умиляли взрослых.

Оле было двенадцать лет, когда мальчик, который был старше ее на четыре года, побежав за мячом во дворе ее дома, вдруг обхватил ее руками и заелозил ладонями по телу, шепча на ухо: «Это ты спрятала мяч? Ну-ка, где он у тебя?»

Девочка растерялась и заплакала. Она чувствовала себя необычайно униженной. И решила, что это произошло от того, что она полная. Оля перестала есть. Родители хватились, когда девочка упала в голодный обморок, и запаниковали. Стали уговаривать ее отказаться от голодания, но дочь упрямо отказывалась что-либо есть, кроме морковки. И только угрозы отправить ее в больницу возымели действие. Родители вздохнули с облегчением, когда на округлившиеся щеки дочери вернулись милые ямочки. Но как ни старалась мама, Оля так и осталась худенькой, как подросток.

В четырнадцать лет девочку стал мучить совсем нелепый комплекс: светлые кудри, голубые глаза, вздернутый нос и ямочки делали ее живой иллюстрацией к пушкинскому роману. Если б ее хоть звали по-другому! Ей казалось, что к ней все относятся, как к хорошенькой пустышке Ольге Лариной.

Но в этой легкомысленной оболочке обитала добрая и преданная душа, готовая опекать всех слабых и убогих. Девочка не могла пройти мимо брошенного котенка или побитой собаки, всех она тащила домой, но больше трех кошек в доме мать Ольги вынести не могла и всех найденышей разворачивала обратно на улицу. И Ольга самоотверженно искала животным добрых хозяев.

Ей всем хотелось поделиться с окружающими ее людьми: от конфетки до впечатлений. Учась ровно, хоть без особой усидчивости, она хотела научить и других тому, что знала и умела сама. Учителя заметив готовность девочки помогать товарищам, просили ее «взять на буксир» то одного, то другого отстающего одноклассника. Ольга бралась за дело с энтузиазмом, но «буксируемым» это было ни к чему, и они начинали на девочку шипеть «отвали!» и даже драться. Оля приходила в отчаяние и плакала.

Несмотря на свою доброту и видимую покладистость, Ольга была не только искренним, но и откровенным до резкости человеком. Лентяю, она в глаза говорила, что он лодырь, лжецу, что он врун, и поэтому друзей у нее было не так уж много. Но ради них она ничего не жалела.

Когда Нина Важенина ушла из дома, Ольге не пришло в голову отказать подруге в приюте, хотя комнатка у нее была маленькая, да и вся квартирка состояла из двух комнаток и крошечной кухоньки. Однако, и Климовы старшие не стали возражать против того, чтобы Нина пожила у них, а мама Оли взялась откормить «бедную девочку».

Став учителем, Ольга с увлечением взялась за работу. Ей казалось, что ее ученики должны получать такое же удовольствие. Но реальность не оправдывала ее ожидания, и это расстраивало девушку. Она снова стала плакать.

Ну, вот, домечталась... идиотка... Понакрылось... все... медным тазом...

Когда Ольга впервые почувствовала себя женщиной, она бы и не сказала. Может тогда, когда стояла в автобусе, и какой-то парень сзади прижался к ее спине, и ей стало приятно. И потом часто в транспорте ее спина хотела мужского прикосновения. А может весенним утром, когда ей захотелось кому-то сказать «люблю». Нежность, как вода озеро, заполнила ее сердце, и вместе с нежностью проснулся материнский инстинкт. Ольге нестерпимо захотелось иметь ребенка. Она представляла, как идет, держа в руке детскую маленькую ручку, и рассказывает малышу о прекрасном мире. Она научит его читать и писать, прочитает ему много книг. И будет с ним заново открывать мир. Ей нужна была семья.

Но ни одному из знакомых мужчин не пришло бы в голову взять Ольгу в жены, хотя почти каждый из них готов был с ней пофлиртовать: такой ненадежной и непостоянной она выглядела со своими светлыми кудряшками и жизнерадостной улыбкой.


<-- предыдущая глава следующая глава-->