Вторник, 17.10.2017, 14:17
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 10
Статистика

Идиотке мечтать опасно

Жанна

 Идиотке мечтать опасно

Мама назвала дочку в честь Жанны д’Арк, веря, что это редкое и стильное имя поможет стать ее девочке победительницей. Победительницей в главной битве каждого человека, название которой - жизнь. О Боге родители не говорили. В стране господствовал атеизм. Не веруя в Бога, люди верили в приметы, сны, в судьбу, но все это было уродливой подменой Бога.

Как и большинство граждан советской страны, родители Жанны занимались сведением концов с концами и добыванием дефицита. Существование дефицита добавляло перчик в пресное существование: жизнь становилась вкуснее. Какой радостью было для красивой женщины надеть польскую кофточку, югославские босоножки и идти, обливаемой солнечными лучами и завистливыми взглядами! Какой удачей было достать индийский свитер или финский шампунь!

Если сначала в разряд дефицитных входили красивые вещи импортного производства и редкие продукты, то потом дефицитом стали обычные вещи: детские носки, белье, женские колготы, шкафы и кровати – почти все. И добывание дефицита становилось смыслом жизни, а не только символом удачливости. Мама Жанны долго ходила в приподнятом настроении, когда удавалось приобрести что-нибудь, не лежащее на полках магазинов. У них, у первых из знакомых, появился большой цветной телевизор, и девочка знала, какого цвета платье у героини фильма «Ирония судьбы или с легким паром». Деньги и дефицитные вещи – вот то, о чем едва ли не ежедневно говорили родители. И мать, и отец у Жанны работали, поэтому девочку рано отдали в ясли, а потом в детский сад.

Жанна ненавидела детский сад. Красивого ребенка невзлюбили воспитательницы, потому что их собственные дети не были столь миловидны. Няни вслух при детях обсуждали маму Жанны, ее платье и туфли. Девочки завистливо смотрели на Жанну и дразнили «выбражулей», а мальчики называли ее невестой. Однажды, самый большой в группе воспитанник Максимка сказал Жанне, что, когда он вырастет, она станет его женой. Девочка, сердито посмотрев на Максимку, сказала : «Никогда!». Тогда он столкнул Жанну с горки. Девочка упала с высоты полутора метров и стукнулась головой о ледышку. Потекла кровь. Мама принесла ее домой с перевязанной головой, долго ходила по комнате, кусая губы. Потом достала большую книгу с картинками и стала рассказывать дочке о Жанне д’Арк, которая победила армию и освободила город. Эта маленькая девушка сумела сделать то, что было не под силу взрослым сильным дядям.

Шрам после падения остался у Жанны на всю ее короткую жизнь.

Девочку забрали из детского сада. А к ним домой приехала с Поволжья мамина бабушка, в платке, фартуке и с двумя большими узлами. Она и стала водиться с Жанной.

Старая бабушка расчесывала девочке льняные волосы и удивленно говорила:

-Какая ты у меня красавица! Чисто, репеек! Я тоже была красива… Из-за меня Ефимка Лукин стрелялся. А Матвей Морозов хотел повеситься. Я ведь как ходила? По одной половице пройду – на вторую не наступлю. Вся деревня завидовала моей походке!

И она демонстрировала своей правнучке еще сохранившийся быстрый прямой шаг. А потом Жанна старалась идти так же ровно. Бабушка смотрела со стороны и учила:

-Ты словно ленту протяни вдаль под ногами, по ней и ступай. Ножка за ножкой, ножка за ножкой. И голову прямо держи. Не смотри на меня, это я от работы сгорбилась. А в молодости была прямая, как струночка. И волосы у меня были богатые… Коса -толщиной с руку! А сейчас вот -с палец… Всю силу растеряла, - и бабушка покорно вздыхала.

Девочка смотрела, как бабушка любовно смазывает репейным маслом свои темные, но больше седые волосы, расчесывает их и собирает в узелок. А та тихим голосом ей рассказывала о прежней жизни: об изверге Сталине, из-за которого вся деревня землю ела, потому что при нем все у крестьян забирали, о первом муже, который погиб в болотах в первую войну, о втором, сгинувшем в лагерях за любовь к Есенину, и о третьем, молодом Петечке, погибшем в финскую.

А потом бабушка доставала Евангелие– старую книжку без картинок со странными буквами и начинала читать про разбойника-убийцу и Марию Магдалину, которых простил Бог. Вечером, уже при выключенном свете, бабушка рассказывала ей сказку про Финиста Ясна Сокола, о том, как обманули завистливые сестры свою младшую сестреночку, и как той пришлось сносить семь пар железных башмаков в поисках счастья. И в воображении видела девочка Жанну д’Арк в железных доспехах, а у Финиста был вид молодого кудрявого Петечки, которого так любила бабушка.

У бабушки было очень красивое платье из штапеля с букетиками белых цветочков на синем поле. Оно было длинное, как у королевы, и украшено оборками и белым кружевным воротничком. Жанне нравилось, когда бабушка надевала это платье, она словно превращалась в прекрасную добрую волшебницу. Бабушка называла это платье «смертным» и удовлетворенно говорила:

-Когда я умру, меня оденут в смертное. Тапочки будут тоже синие, а платок белый. Вот так и буду лежать в гробу. Перед людьми не стыдно. И перед Богом.

-Краси-и-и-вая! – восхищенно тянула Жанна.

-Да, -соглашалась бабушка. – Красивое платье, я его шила сама, на руках…И оно новое, как полагается. Вам не придется тратиться.

-Бабушка, а ты не боишься попасть в гроб, под землю? - с замиранием сердца от страха шептала Жанна.

-А чего бояться? – рассудительно отвечала бабушка. – Я и так зажилась на свете. Ты же у меня младшая правнучка, а есть и постарше - двадцатилетние. Я там Петечку встречу. И доченьку свою Маню, твою бабушку. Да, всех. У меня там много родных…

-Под землей? – с ужасом и удивлением допытывалась Жанна. Кто бы мог подумать, что под землей живет так много людей! Они наверное в гости ходят и чай пьют…

-На небе, - поправила девочку бабушка. – Я умру, а душа моя, как голубок, вспорхнет в небо. Там я всех и встречу.

-А как они на небе? - не могла успокоиться девочка.

-Как ангелы, - отвечала бабушка. – Я Манечку видела на облаке. Сижу в поле – мы картошку в тот день пололи – глянь, а по небу облако плывет, а на нем -Маня: лицо ее, глаза… Вся белая, как снег… Смотрит на меня…

-А от чего она умерла?

-Плохие люди убили, - и у старушки побежали по морщинкам мелкие слезы.

Присутствие бабушки быстро стало раздражать родителей. Она все делала не так: не чисто мыла посуду, повсюду сушила сухари и складывала их в мешки, которые рядком стояли у окна.

-Бабушка, а зачем нам столько сухарей? – спрашивала Жанна.

-Это что б голода не знать. Сухари лишними не бывают. Они все могут заменить: и конфетку, и мясо. Окуни сухари в сироп – к чаю лучше пряника, а брось их в суп с лучком – и без мяса вкусно…

Она плохо спала ночью, недослышивала и научила Жанну читать молитву «Отче наш», что возмущало внучку-атеистку. Но мама Жанны надеялась, что со временем дочка забудет эти глупости.

Отец Жанны был особенно недоволен тем, что бабушка жены поселилась у них в квартире. «Всегда думал, что мне повезло: жена есть, а тещи нет. А тут приехала не просто теща, а теща в квадрате», -без улыбки шутил он.

Потом Жанна пошла в школу, и бабушка стала совсем не нужна. Однажды Жанна пришла домой после уроков и увидела, что у подъезда на лавочке сидит бабушка, рядом лежат узлы, с которыми она когда-то появилась в их доме. Увидев правнучку, она всплеснула руками:

-Слава тебе, Господи, дождалась! Красавица моя, умница…

Она прижала Жанну к себе и шептала молитву. Подъехала машина «такси», а из подъезда вышла мама Жанны и строго сказала дочке:

-Марш, домой!

И стала складывать бабушкины узлы в машину.

-Бабушка, не уезжай! – отчаянно заплакала Жанна, вцепившись ей в фартук.

Та дрожащей рукой погладила девочку по волосам, поцеловала, мелко перекрестила ее несколько раз и тяжело, неловко села в машину, сказав:

-Я к сыночку еду, к старшенькому, к Мишаньке. Старенький он стал, болеет. Зовет меня… А ты молитву-то не забывай творить.

После отъезда бабушки на кухне остались мешки с сухарями и бутылочка с репейным маслом.

К вечеру у Жанны поднялась температура, и две недели она не поднималась с постели.

Потом девочка успокоилась, и когда через два года пришла телеграмма о том, что бабушка умерла, она даже не заплакала. У нее появились свои интересы: она легко и с увлечением училась, ходила в танцевальную студию, а бабушкины молитвы, как и хотела мама, были забыты.

Родители на похороны не поехали: нужно было зарабатывать. Мама работала во второразрядной гостинице администратором, отец ездил в дальние рейсы. В доме продолжались разговоры о деньгах: родители копили на автомобиль. Экономили на всем: на одежде, которой и так было мало, на продуктах. Потом, зашив в пояс чек на предъявителя, отец уехал в Брест за машиной и пропал. Жанна и ее мама остались одни. Мама перешла администратором в ресторан, который был при гостинице. И у них, наконец, не стало проблем с едой.

Когда Жанне исполнилось четырнадцать лет, с ней стали заговаривать взрослые мужчины. В шестнадцать она стала настолько хороша, что никто не мог оставаться равнодушным при встрече с ней. Но Жанна, казалось, не замечает восхищенно-удивленные взгляды. Ей не нужны соседские мальчишки или мужчины-неудачники.

Потому что у нее своя великая цель: Жанна решила стать актрисой. Только так можно завоевать мир -стать звездой Голливуда, раз уж она не родилась английской принцессой. Звезды Голливуда носили королевские бриллианты, ездили на «Феррари», жили во дворцах и плавали на яхтах, стоимостью в миллионы долларов. Их боготворил весь мир. Это была сказочная жизнь. Жанна прочитала, что самой красивой женщиной двадцатого века признана Мерлин Монро. Но она, Жанна, не хуже. У нее тоже тонкая талия и красивые ноги. А самое главное, у нее потрясающе легкая, пластичная походка. У самой Жанны иногда перехватывало дыхание от восхищения, когда она неожиданно видела себя в зеркальной витрине. Не зря она столько лет занималась в танцевальной студии. Когда Жанна перестала приходить на занятия, руководитель студии собственной персоной пожаловал к ним домой, надеясь уговорить девочку не бросать танцы. Но Жанна была непоколебима: она записалась в театральный кружок.

Жанна не особо гордилась своей красотой. Она понимала, что есть девочки, которые по внешним данным не хуже ее. Жанна гордилась своим умом. Она сознавала, что сама сделала из себя сногсшибательную красавицу.

Девочка не забыла наставления бабушки относительно красоты и продолжала старательно смазывать свои волосы репейным маслом. Позже она придумала свою смесь из сока репейных корней и оливкового масла, которое, по ее просьбе, сумела достать в своем ресторане мама. В отличие от подсолнечного, оливковое масло не утяжеляло волосы и не делало их жирными. Волосы сияли, легко расчесывались и выглядели шелковыми. Жанна ополаскивала их настоем луковой шелухи и черного чая, и пряди заиграли янтарными бликами.

В летние каникулы девушка записалась на курсы визажистов и научилась так оттенять свои глаза, что они становились еще синее и больше. Скулы она подчеркивала темной пудрой и добавляла пухлость и нежную румяность красивым губам. Умелый макияж был незаметен, но красивое личико преображалось в прекрасный лик.

Ну, вот, домечталась... идиотка... Понакрылось... все... медным тазом...

Так Жанна поняла, что красота неотделима от больших денег. Они нужны для качественной косметики, красивой одежды, для ухода за кожей и фигурой.

Помимо красоты и ума, Жанна чувствовала в себе талант: ей верили всегда. Девочка могла легко, только по желанию, как горько заплакать, так и заразительно рассмеяться. Жанна решила поступать во ВГИК.

Так и выстроила она свою будущую жизнь: ВГИК – съемки в кино, игра в театре – зарубежные гастроли – Голливуд – мир у ног. И тут можно пойти на все. Мерлин Монро, например, фотографировалась голой. О том, как закончила свою жизнь самая красивая актриса Голливуда, Жанна не хотела думать. Они там от сытости и денег с ума сходят, а она не сойдет, потому что знает, что такое сухари и безденежье.

Конечно, существовал еще железный занавес, но жизнь в стране стала меняться. Жанна вырвется и за ценой не постоит.


<-- предыдущая глава следующая глава-->