Понедельник, 15.10.2018, 23:09
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 10
Статистика

Удивительные приключения девочки Златы, кота Обжоркина и Гагасика

  • Глава 6

  • Возвращение кота Обжоркина

  • приключенческая повесть для детей
Неожиданно раздалось длинное мурлыканье. Злата вздрогнула. Она завертела головой.

- Тетя Карина, у вас есть кошка? – растеряно спросила она, зная, что, если бы кошка была в доме, она бы давно себя обнаружила. Ведь они, как и собаки, всегда встречают своих хозяев.

У цыганки на лице было удивление.

- Мрр-я мрр-помогу мрр-хозяйке, - тихо раздалось где-то в углу.

- Обжорочкин! – радостно взвизгнула Злата и кинулась в угол.

- Мяу!!! Какой ужас, эти девчонки! мрр! Мяу!!!

На середину комнаты выскочил серый взъерошенный кот в каком-то немыслимом алом кимоно и в полосатой ало-белой повязке на голове. Кимоно было перехвачено, таким же полосатым, как и повязка, поясом. Сбоку топорщился небольшой кармашек на липучке.

- Мяу! Она помнет мой замечательный костюм, мяу! – капризно запричитал он мяукающим голосом. – Я знаю ее: она начнет меня тискать, словно я кукла какая-то...

Злата опешила: после того, как в ее Обжоркина попала электрическая лампа, его характер явно изменился. И все-таки это был он! Но настоящие коты и кошки не разговаривают! Злата себя ущипнула. Нет, она не спит: вот он, ее Обжоркин, сидит посредине комнаты в алом кимоно и языком приглаживает шерсть на лапах.
У тети Карины от удивления глаза стали большими, как диковинные шмели.

- Давно живу на этом свете, а говорящего кота вижу впервые! – пробормотала она.

- Котик, миленький, как ты научился разговаривать? – осторожно спросила девочка, не решаясь подойти к этому капризному недотроге.

- Я сейчас умею все! Мяу! – высокомерно произнес Обжоркин, потрогав лапкой свою повязку.

- А мне сказали, что ты умер... – жалобно произнесла девочка. – Я хотела тебя искать...

- Конечно, умер! – важно подтвердил кот. – Тут любой умрет, когда в него швырнут такой тяжелой лампой, – и он жалобно мяукнул, видимо, вспомнив пережитый ужас.

- Бедненький! – воскликнула Злата, решительно подошла к коту, взяла его на руки и бережно прижала к себе. – Дружочек мой, и как же ты ожил? – ласково спросила она, почесывая кота за ушком.

- Мрр-мрр... Не сбей мою повязку! – проворчал кот и опять замурлыкал: - Мрр-мрр... Когда в меня попала лампа, мне показалось, что все во мне разорвалось на кусочки и сгорело, и меня, как сожженную бумажку, закружило быстро-быстро и понесло вверх, хотя моя серая шкурка осталась внизу. А там, наверху, я увидел Фею всего кошачьего народа, - кот восхищенно закатил глаза. – Как она прекрасна! Мрр-мрр... Белая и холодная, как свежий снег, а глаза... глаза, как синие лампы. Я упал прямо к ее чудесным мягким лапкам с алмазными коготками! Она мне сказала: «Мяяяу! Добро пожаловать, Обжоркин, в кошачью страну!» - «Навсегда?» - спросил я. – «Конечно, - сказала прекрасная Фея, - у нас все остаются навсегда.» - «Но я не могу!» - воскликнул я. - « Мне надо вниз: моя хозяйка в беде!» - и рассказал о тебе, моя маленькая хозяйка, и об этой мерзкой злодейке, убившей меня. Мрр-мрр... Фея подумала и сказала: «Я понимаю тебя, доблестный Обжоркин! Ты храбрый воин, и у тебя верное, отважное сердце! Я отпускаю тебя. Но знай, вся наша страна будет ждать тебя, и любой из моих подданных, если понадобится, поможет тебе. И мы встретим тебя как героя!» - Она протянула мне свою божественную лапку, сказав: «Вот тебе первая награда – дар говорить и понимать все существа и предметы!»Я лизнул ее алмазный коготок... даже поранил свой язык, - кот с гордостью высунул в доказательство своих слов узкий розовый язычок, - и полетел вниз быстрее, чем наверх... Я плюхнулся прямо в свою брошенную шкурку, вскочил на лапы и бросился искать тебя, хозяйка!

И кот спрыгнул с рук девочки на пол, потрогав лапой полосатую повязку.

– А как ты меня нашел? – спросила пораженная удивительным рассказом Злата.

– Очень даже просто! Мяу! Я тихо пробрался в наш дом и услышал, как мужчина с гармошкой – его баба Власта называла Федором – объяснял, что рыжую девочку у него украли цыганки с вокзала... А найти цыганские дома – дело техники!

– Мы не крали! – возмущенно отозвалась тетя Карина. – Мы спасали горько плачущего, несчастного ребенка! Так всегда: если цыгане, то обязательно воры...

– А почему ты так смешно одет? – спросила Злата.

Она просто умирала от любопытства: столько чудесного произошло! Главное: мама – какой счастье! – жива! А тут еще и Обжоркин вернулся! Но кот почему-то оскорбился и, волнуясь, заговорил:

– Мяу! То есть как это смешно? Без вкуса что ли?

– Да, нет же! – поспешила успокоить его девочка. - Просто ярко...

– Кимоно носят все уважающие себя бойцы! Нам ведь предстоит страшная битва, - важно сказал кот.

– Но почему оно такое красное?

– Посмотрел бы я, как бы ты оделась, проходи всю жизнь в сером! Сама-то вон какая яркая! – с завистью сказал кот. – А что это у тебя дырок столько? Это что, мода такая? – подозрительно спросил он и, не удержавшись, потрогал лапкой дырку на полосатых колготках Златы. – Может и мне дырок наделать, а? Нет, у меня ткань не подходящая: такого эффекта не будет, - с сожалением пробормотал кот, оглядывая свое кимоно.

Поражённая такой невиданной у котов тягой к моде, девочка молчала, а кот, затеребив ухо, озабоченно продолжал:

- Ты лучше скажи, что мне делать с этой дырочкой? Некрасиво как-то: дырка в ухе.

– Не знаю, – сочувствующе сказала Злата. – А кто тебе разорвал ухо? Ты никогда не рассказывал...

- Конечно, не рассказывал! Я ж не умел говорить, ты что, не понимаешь? Тому, кто мне разорвал одно ушко, я разодрал оба! - гордо сказал кот, - Да, что скромничать: я их просто откусил... Совсем!

– Кому? – спросила пораженная девочка.

– О! – упоенно произнес кот. – Это была огро-о-омная собака. Да, да...Она была больше... тебя!

– А из-за чего вы подрались? – Злата и не подозревала, что ее кот такой врунишка.

- Это безобразное, дикое чудовище хотело слопать мой маленький кусочек мяса. Я отстоял!

Злата вдруг представила, каким опасностям подвергался ее маленький Обжоркин на улице, и простила ему его смешное хвастовство.

– А что это за кармашек? – спросила она, чтобы скрыть навернувшиеся на глаза слезы. – Разве у кимоно бывают карманы?

– Может, и не бывают, но мне так удобно.

– А что у тебя в кармашке? - продолжала допытываться девочка.

– Секрет, – ответил кот.

Злата хотела обидеться, но подумала, что смешно обижаться на собственного кота, и спросила: – А где ты взял эту одежду?

– О, это долго объяснять! – отмахнулся было Обжоркин.

Но в разговор вмешалась тетя Карина:

– А ты объясни, объясни!

– Ну... это... – замялся Обжоркин.

– Скажи уж сразу: украл! – осуждающе произнесла тетя Карина. – А то: цыгане воруют, а все остальные – святые!

– Да не украл я вовсе, - стал оправдываться кот. – Просто... взял на время...

– Еще и врун! – с презрением посмотрела на него цыганка.

– А что мне делать? – стал оправдываться кот. – Я в безвыходном положении: даже если я заработаю деньги, кто мне продаст? Мне только скажут «кыш!». Вообще, это в чистом виде дис-кри-ми-на-ция, - кот с запинками произнес сложное слово.

– Что-что? – удивилась Злата, услышав незнакомое слово.

– Дис-кри-минация котов! - с гордостью произнес Обжоркин, решив про себя, что он здесь самый старший, потому что самый умный.

– А что это «дис...нация»?

– Отбирание прав, - подумав, пояснил Обжоркин, – У котов отняли права зарабатывать и покупать.

– Ага, а у цыган отняли право считаться честными людьми, - сказала тетя Карина.

– Мы ушли от главного вопроса, - нервно заговорил кот. – Что делать с дыркой в ухе? Кот с продырявленным ухом не будет вызывать страх: он будет смешным! И в грядущей освободительной борьбе мы из-за этого можем проиграть!

Злата, вздохнув, развела руками.

– Могу посоветовать только клей... Ну, заклеить ее...

– Шшшшто? – оскорблено прошипел кот, сразу потеряв голос, и исчез.

Злата растерянно смотрела на то место, где только что, стоя на задних лапах, рассуждал Обжоркин. Ее глаза наполнились слезами.

– Не плачь, – сказала тетя Карина. – Этот болтливый хвастун, помешанный на моде, ничем тебе не поможет. Тут надо искать помощи у людей, взрослых людей. Тебе надо ехать в Москву. Там на телевидении есть передача «Жди меня». Они расскажут всему миру твою историю, и твоя мама найдется, ведь телевизоры есть везде. Послезавтра мой племянник едет в Москву – он артист театра «Ромэн» – и возьмет тебя с собой. Из Москвы он с театром полетит на гастроли в Бразилию. Но у него обязательно найдется время, чтобы отвести тебя на телестудию. У тебя есть фотография твоей мамы? С фотографией мама найдется точно. Ведь ее, наверняка, многие люди видели, они позвонят на студию и сообщат, где и когда встречали твою маму.

– Нет, – покачала головой Злата. – У меня нет фотографии. Все фотографии дома.

И слезинки, не умещаясь в переполненных глазах, покатились по ее щекам.

– Но плакать-то зачем? – жалостливо прозвучал откуда-то мяукающий голос.

– Я маму хочу найти! – во весь голос заревела Злата.

Она разом вспомнила, какой это был ужасный день: она осталась без мамы, без дома, на ее глазах убили ее любимого кота, саму ее заставили выпрашивать у прохожих деньги. Девочка почувствовала, что умирает от свалившихся на нее несчастий.

– Мрр! Найдем мы маму, не плачь... мрр-мрр, - у ног Златы словно из воздуха появился кот.

Он терся об ее ноги, не обращая внимания на то, что мнет свою модную одежду, и сварливо обратился к цыганке:

– Ребенку-то пора спать! Сейчас вон упадет от усталости, а мы тут лясы точим... Вон Гагасик и то молчит.

– Кто? - не поняла цыганка.

– Кто-кто... Гусь! – удивляясь ее непонятливости, сказал кот.

– А почему Гагасик?

– Потому что его так зовут. Не понятно, что ли? Его так назвала его собственная мама. Он сам мне сказал.

– Странное имя, - удивилась цыганка.

– Ну, конечно, люди думают, что их имена самые звучные! Мне вообще дали дурацкое имя, но я привык... Вот если б меня назвали Цезарь, – пробормотал кот. – Давай, укладывай ребенка спать.

<-- предыдущая глава следующая глава-->